Разделы


Личность Мустая Карима как педагогический феномен
Страница 7

Материалы » Жизнь и творчество Мустая Карима » Личность Мустая Карима как педагогический феномен

Очень дорожу мнением Чингиза Айтматова, Гавриила Троепольского. Это люди, не похлопывающие по плечу, - они просто скажут: "Читал". Потрясла меня фраза одного очень уважаемого мной писателя. Прочитав мою повесть, он сказал: "Спасибо, отдыхал на правде". Лестно, когда скажет добрые слова Кайсын Кулиев, прочитав вещь в оригинале; ценю отзыв Михаила Дудина. А Расул Гамзатов при встрече повторит какую-то твою строфу или фразу". И поэтому поэт считает, что ему с друзьями повезло:

Что ж, доброй ночи, прошлое! Дорогам

Твоим - поклон,

За всё - спасибо им .

Мне повезло. Мне повезло во многом,

Не знаю, повезло ль со мной другим.

И каждому из нас хотелось бы, подведя некоторый итог, сказать, как поэт:

И верю потому - в раю, в аду,

Смотря куда я всё же попаду,

Сторонников своих везде найду .

Вспоминая своё детство, поэт часто, как признаётся, видит себя едущим или идущим. Дороги, утверждает он, делают людей лучше и добрее, человек в дороге старается больше проявлять своё хорошее, глубже прячет дурное. В пути "особенно ощущаешь свою нужность другим и необходимость других себе. Дороги - как текучая вода, она очищает всё, что в неё попадает, то, конечно, что поддаётся очищению". Педагогический феномен личности Мустая Карима заключается и в его душевной раскованности, притягательности его натуры.

Поэт убеждён в том, что человек, имеющий отношение к творчеству, может обрести себя как художник. "Тогда, когда он будет ощущать боль другого, когда эта боль станет его болью", " . только полнота ощущения боли и радости людской делает человека поэтом". А чтобы разглядеть чужую боль писателю необходимо "беседовать с читателем с глазу на глаз. А при таком способе общения ни к чему кричать или, хуже того, разглагольствовать. Писатель должен говорить только самое нужное, во что он верит всем сердцем, что родилось огромным душевным напряжением, «волей, продиктованной ему живой жизнью». Мустай Карим говорит, что свою роль писателя будет считать выполненной, если его книга «прибавит человеку чуть-чуть тепла, добра, терпимости", если от общения с ним человеку "станет чуточку легче перенести недуг или горе».

Страницы: 2 3 4 5 6 7 

Похожие статьи:

Финская литература после 1918
Гражданская война 1918 глубоко затронула всю общественную жизнь Финляндии. Финляндия получила свое национальное самоопределение от сов. власти в конце 1917, тем не менее финская буржуазия боролась в гражданской войне в 1918 против рабочег ...

Философский характер притч Б. Зайцева
Б. Зайцеву тоже был близок жанр притчи. Как и другие современники, он – бытийный художник. Бытийность у него особого рода: это обращение к жизненным первоэлементам, к субстанции вселенского «тела», «признание благую самой первоосновы жиз ...

«Записки охотника»
«Записки охотника» неопровержимо убеждали читателя в необходимости уничтожения крепостничества как основы общественного строя в России; в этом смысле они ближе всего стоят к «Путешествию из Петербурга в Москву» Радищева. Значение «Записок ...