Разделы


Личность Мустая Карима как педагогический феномен
Страница 5

Материалы » Жизнь и творчество Мустая Карима » Личность Мустая Карима как педагогический феномен

Я белый лист кладу перед собой

Бумаги чистой

И чёрный карандаш, что к ней судьбой

Навек причислен.

Карандаш придётся очинить,

Берясь за дело,

Но не спеши, рука моя, чернить,

Лист этот белый!

А чуть позже педагог признался: "Работаю всегда на пределе моих возможностей, моего знания . Десятилетиями писать эпопеи не смог бы . У меня недописанных вещей почти нет; жалко, после меня ничего и не обнаружат". В свете сказанного приведём ещё одно четверостишие:

Проходит жизнь - в событьях крупных

И в суете ничтожных дел:

Сказать по правде, недоступных

Вершин пока не одолел .

Вот пример для подражания. Примером для подражания является и такое вот отношениек своей работе. "Обычно с законченной работой, - пишет поэт, - расстаюсь быстро и почти никогда не возвращаюсь к ней. И не по лености, а по той причине, что вернуться к сделанному - для меня значит всё начать сызнова. И если бы не заставлял себя уходить от сделанного, то наверняка всю жизнь писал бы одни и те же произведения. Никак не могу приучить себя перешагнуть через неподающуюся строку в надежде позднее вернуться к ней. Если же споткнулся о строку, то не способен идти дальше, пока не одолею её, пока не смогу убедить себя, что строка отработана честно".

С очень высокой мерой ответственности подходит поэт к результату своей работы: « . когда я работаю, кажется: вот будет здесь одно неточное, неискренне слово - нарушится гармония мира. Этим я вовсе не утверждаю, что я неповинен в нарушении "гармонии мира". Я не обольщаюсь, что слово мне подвластно до конца, но чувствую ответственность перед ним пока ещё не высказал»

Самокритичное отношение к себе и к своим поступкам и словам поэт сохранил и на склоне лет. Обратим на это внимание. «Порой бывает так, что выпустил молодой человек маленькую книжечку и уже просится в члены Союза писателей. Виноват, таким порою сам помогал. Став членами Союза, она так и не стали писателями. Я думаю, что это и мой грех. Сегодня с высоты моего возраста я могу честно покаяться в том, что не всегда помогал тем, кто в этом особенно нуждался . Много отнимали у нас сил и времени ремесленники от литературы . И здесь я грешен».

Во взаимопониманиях поэта с товарищами по перу, с окружающими его людьми, конечно же, имели место и те явления межличностного характера, которые им описаны очень мудро:

Я умному тайну открыл,

Доверил ему свои боли,

И тут же по собственной воле

Он в сына меня превратил.

Я глупому тайну открыл,

Доверил я глупому тайну,

И он меня сразу случайно,

Невольно в раба превратил.

В этом же ряду стоят другие раздумья поэта:

Я вчера под хмельком похвалил молодого поэта,

Только зря похвалил. Он нисколько не стоит похвал.

А проснувшись наутро, я с ужасом вспомнил про это

И себе оправдания даже в вине не сыскал.

Выступая на сессии Верховного Совета БССР в 1991 году, Мустай Карим заметил: «Вникните в мою не столь умную речь и приходите к своим умным решениям, ибо вы, уважаемые депутаты, высшая инстация общенародной справедливости и правды».

Так может сказать только человек, знающий цену словам и поступкам и уверенный, что его правильно поймут.

Мы правильно понимаем также откровенные признания поэта о чувстве страха, которое посещает каждого человека на разных этапах его жизни. М. Карим поведал нам как раз об этом чувстве, испытанном им в годы войны. "Там, на фронте, - признаётся он, - понял, - чтобы победить врага, нужно было прежде всего победить в каждом из нас расхлябанность, отрешиться начисто от благодушного настроения. Нужно было, наконец, победить личный страх и трусость. Я не верю людям, которые говорят, что не ведают страха, что на войне они ничего не боялись. По-моему, нет в природе таких людей. Первый раз я испытал страх в 1942 году. Бой идёт на картофельном поле. Первый в моей жизни бой. Я лежу на земле, и страх овладел мной. Мне и через сорок с лишним лет не забыть этого чувства, и я не стыжусь этого. Тогда мне казалось, что все пули и снаряды, которые летели в мою сторону, и свист которых слышал, все попадут в меня.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Похожие статьи:

Творческий путь Л.Н. Толстого. «Детство». «Отрочество». «Юность»
Л. Н. Толстому было 24 года, когда в лучшем, передовом журнале тех лет - “Современнике” - появилась повесть “Детство”. В конце печатного текста читатели увидели лишь ничего не говорившие им тогда инициалы: Л. Н. Отправляя свое первое соз ...

Традиции русской литературы в творчестве Пелевина. Адекватность автора современной отечественной литературной и социально-политической ситуации.
Поднимая тему литературных предшественников Виктора Пелевина, тех, кто оказал на него наибольшее влияние и в то же время предвосхитил его появление, нужно заметить, что на этот счет у литературной критики имеются самые разнообразные взгля ...

Характеристика военных действий, тактики и стратегии в будущей войне. Будущие враги и союзники
Первую главу мы посвятили общему анализу темы войны в произведениях Уэллса, однако не менее важно рассмотреть ее конкретные детали. Вопрос, изучаемый в данной главе, будет касаться характеристики военных действий, тактики и стратегии в бу ...