Разделы


Личность Мустая Карима как педагогический феномен
Страница 3

Материалы » Жизнь и творчество Мустая Карима » Личность Мустая Карима как педагогический феномен

Сам себя я не спрашивал: кто ты таков?

Ты зачем здесь? - себя вопрошал я порою

Поэту очень близки, по его собственному признанию, строки Ф.Тютчева:

Не с сожаленьем, что прошло,

А с благодарностью, что было.

В-третьих, его готовность к поступку:

Достану, коль заставит жизнь меня,

Горячий уголь прямо из огня!

Буду жить, пока грохочут бури,

И гореть, как молния горит!

В-четвёртых, его стремление не только достойно жить, но и достойно уйти:

А смерть придёт - я смерть не обвиню.

Не первый я, и некуда мне деться.

Вот мне тогда упасть бы, как коню.

На состязаньях, от разрыва сердца .

С сожалением приходится говорить о вечных законах природы словами поэта:

Не нарушит силу роковую

Время - не колдун, не чародей .

Фронтовик, давным-давно стою я

В самой льготной из очередей

Несомненно, не слабость, а силу личности, такой, как М. Карим, составляет следующее человеческое качество - вера в людей (и не всегда порядочных). Он сам признаётся в этом:

Всем слезам я верю без оглядки,

В клятвах сомневаюсь я порою.

Пишу стихи и сказки в строчках мерных

Я для таких, как сам: для легковерных

«Я очень наивный читатель, очень верю всем вымыслам».

И, быть может, именно поэтому из-под пера поэта вышли строки, выстраданные им самим:

Мгновения мне наносили раны,

Но годы даровали излеченье .

Вышеприведённые строки красноречиво подчёркивают и другие педагогические притягательные качества поэта, как скромность и добрая ирония. В сегодняшнем мире стяжательства и крайнего индивидуализма эти человеческие качества отодвинуты на задворки личностных качеств.

Поэт с некоторой долей иронии вспоминает о «пороках» своего детства. Однажды, - пишет он, - из соседнего аула к нам приехал хаджи, только что возвратившийся из Мекки. По этому случаю отец пригласил самых уважаемых стариков аула во главе с муллой . В новой голубой рубашке, в длинных красных, в узкую белую полоску, домотканных штанах, глубоких резиновых калошах и тюбетейке я предстал перед аксакалами. Я уже знал, что мне делать. Только ждал намёка.

- Ну-ка, Мустафа, окажи своё почтение старейшинам чтением молитвы, сказал отец. Я прочёл, вернее, пропел одну, вторую, третью молитву. Попросили - ещё и ещё прочёл. Похвалили. Даже восхищённый хаджи сказал: "Афарин, сабый, афарин!" Моё тщеславие было вознаграждено, но мне казалось, что этого мало, что недостаточно удивить гостей, надо их поразить. Я был в азарте, меня душила жажда нового потока похвал".

Писатель не приукрашивает и не утаивает недостатки своего характера, «грехи» своего прошлого. Он искренен перед самим собой и перед нами.

Поэт не считает зазорным признаться в том, что в молодости "стихи писал, а сам мало читал", а также свои не совсем удачные экзамены при поступлении на Башпедрабфак, в результате которых сделал "сто двенадцать ошибок на сто слов в диктанте по русскому языку", но это не помешало ему быть зачисленным сразу на второй курс.

О своих первых шагах в литературе и поэзии М. Карим тоже не в восторге: «До двадцати лет я писал, в основном, по готовым газетным образцам, каковые, разумеется, не всегда были лучшими образцами поэзии», « . я хорошо помню, что даже юношей не очень-то восхищался своими «творениями». «С грустью вспоминаю я младенческую пору своего творчества. Тогда мои «произведения", ещё слепые, лежали в колыбели».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Похожие статьи:

Хлестаков и хлестаковщина в комедии Н.В. Гоголя «Ревизор»
В письме к Пушкину Гоголь обращается с просьбой, которую принято считать началом, исходной точкой «Ревизора»: «Сделайте милость, дайте какой‑нибудь сюжет смешной или не смешной, но русский чисто анекдот. Рука дрожит написать тем вре ...

Заключение.
.Конфликт, затронутый Ломоносовым в стихотворении «Разговоре с Анакреоном», позже будет по-разному отражен в поэзии Державина, Княжнина, Карамзина, Дмитриева, Жуковского, Пушкина и др. Но несомненна поэтическая продуктивность этой темы, ...

Что же реально происходило?!
Безвозвратные потери Западного фронта за первые 17 дней войны составили 341 тысячу человек, из которых не менее 200 тысяч составили пленные. По данным нацистов, они захватили в плен даже 288 тысяч человек. 25 июля приказом генерал-кварти ...