Разделы


Несовершенство женского мира в журналах Н.И. Новикова сквозь призму «комического». Просветительские взгляды Н.И. Новикова на роль журналистики. Полемика с Екатериной о назначении сатиры
Страница 5

Материалы » Женский мир у Д.И. Фонвизина и Н.И. Новикова - аспекты комического » Несовершенство женского мира в журналах Н.И. Новикова сквозь призму «комического». Просветительские взгляды Н.И. Новикова на роль журналистики. Полемика с Екатериной о назначении сатиры

В 1769 г. Екатерина выступает в качестве негласной издательницы сатирического журнала «Всякая всячина». В его программу входило «человеколюбивое», «снисходительное» высмеивание общечеловеческих недостатков, не затрагивающее реальных, живых носителей общественных пороков. Екатерина призывала литераторов последовать ее примеру и начать издавать аналогичные журналы. Этим приглашением поспешили воспользоваться издатели других сатирических журналов. Вслед за «Всякой всячиной» появились «И то и сио» (1769) М.Д. Чулкова, «Смесь» (1769) (издатель не установлен), «Адская почта» (1769) Ф.А. Эмина, «Ни то ни се» (1769) В.Г. Рубана, «Поденщина» (1769) В.В. Тузова и, конечно же, журналы Н.И. Новикова. При этом далеко не все они захотели следовать по пути, предначертанному императрицей.

Выдающийся русский просветитель и издатель Николай Иванович Новиков выдвинул в противовес либерально-умеренной программе «Всякой всячины» программу иной – острой, общественно направленной сатиры. Только язвительная и беспощадная сатира «на лицо», по утверждению Новикова, эффективнее подействует, нежели сатира на общий порок.

Полемика между «Всякой всячиной» и «Трутнем» велась по двум тесно связанным между собой вопросам. В первом из них речь шла о предмете сатиры. Журнал Новикова утверждал, что сатира должна метить непосредственно в носителей зла. Критика «на лицо» должна произвести в порочном человеке раскаяние – он тогда увидит свой порок и, думая, что о его пороке уже всем известно, непременно будет испытывать стыд и начнет исправляться.

«Всякая всячина», напротив, взяла за правило осуждать только пороки, а не их конкретных представителей. Екатерина II стремилась обойти конкретных виновников. Это приводило к тому, что сатира превращалась в пустословие об отвлеченных идеях добра и зла, без малейшего применения к действительности.

Второй вопрос касался характера сатиры, т.е. той позиции, которую займет сатирик по отношению к носителям зла. Особую остроту придавало этому спору то обстоятельство, что объектом сатиры фактически были дворяне и весь бюрократический аппарат. Что касается крестьян, то они по своему зависимому и бесправному положению могли быть лишь объектом сочувствия и сострадания. Поэтому вопрос о характере сатиры подразумевал степень критического отношения к дворянству и бюрократии. Екатерина II не собиралась подвергать помещиков и чиновников суровому осуждению. В своем издании она ориентировалась на весьма умеренный нравоописательный журнал английского писателя Аддисона «Зритель» (1711–1712). Резкие выпады «Трутня» против помещиков-крепостников и чиновников явно пришлись ей не по вкусу, и она решила преподать ему соответствующий урок: журнал «Трутень» был запрещен.

Внешнюю победу одержала Екатерина: журналы Новикова, Фонвизина и других просветителей-демократов были закрыты, но идейная победа осталась на стороне журналистов, критиковавших крепостничество, взяточничество, галломанию дворянства и придворных, распущенность нравов и прочие социальные грехи их реальных носителей – дворян-помещиков и чиновников.

После того, как «Трутень» был запрещен, Новиков ждал благоприятного случая для выпуска нового журнала. Через два года такой случай представился. В 1772 г. Екатерина II написала комедию «О время!», в которой осмеивала реакционеров, якобы недовольных политикой правительства. Новиков решил использовать сам факт появления этой пьесы как разрешение сатирических изданий и даже сделал попытку заручиться покровительством высших властей. Новый журнал Новикова назывался «Живописец». В первом же номере издатель помещает обращение к «неизвестному» сочинителю комедии «О время!» и приглашает его сотрудничать в своем журнале. Было сделано предложение прислать в «Живописец» что-либо из его сочинений. Расчет Новикова увенчался полным успехом. Екатерина ответила издателю «Живописца» благосклонным письмом, которое было тут же опубликовано на страницах журнала.

Заручившись сильным, хотя и мало надежным покровительством, Новиков решил вернуться к крестьянской теме, столь удачно представленной в «Трутне» копиями «с отписок». В пятом листе «Живописца» он публикует знаменитый «Отрывок путешествия в *** И *** Т ***» - главу из дорожных записок неизвестного автора. Начинается «Отрывок» горестным признанием бедственного положения крестьян во всех деревнях, через которые пришлось проезжать путешественнику. Далее приводится описание одной из деревень, носящей название Разоренной, знакомство автора с крестьянскими детьми, описание убогости крестьянского быта, страха крестьян перед барином подобно страху затравленного зверя.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Похожие статьи:

Борьба Горького с «утешительством»
Одним из важнейших принципов горьковской эстетики, который остался неизменным на протяжении творческого пути художника, был тезис об активной роли литературы в общественной жизни, о необходимости пробуждения в народе политической и гражда ...

Салтыков-Щедрин
Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин (1826—1889)— сатирик мирового значения. Его сатира, проникнутая сознательной революционно-демократической тенденцией, направлена против общественного строя самодержавной России, обнажает уродства этого ст ...

Печорин и горцы в романе М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени»
Роман Лермонтова весь как бы соткан из противоположностей, которые сливаются в единое гармоническое целое. Он классически прост, доступен каждому, даже самому неискушенному читателю, вместе с тем необыкновенно сложен и многозначен и в то ...