Разделы


Из поэмы Н. В. Гоголя «Мертвые души» (у Ноздрева)
Страница 1

Материалы » Гоголь, Николай Васильевич - один из величайших писателей русской литературы » Из поэмы Н. В. Гоголя «Мертвые души» (у Ноздрева)

Чичиков ушел в комнату одеться и умыться. Когда после того вышел он в столовую, там уже стоял на столе чайный прибор с бутылкою рома. В комнате были следы вчерашнего обеда и ужина; кажется, половая щетка не притрагивалась вовсе. На полу валялись хлебные крохи, а табачная зола видна была даже на скатерти. Сам хозяин, не замедливший скоро войти, ничего не имел у себя под халатом, кроме открытой груди, на которой росла какая-то борода. Держа в руке чубук и прихлебывая из чашки, он был очень хорош для живописца, не любящего страх господ прилизанных и завитых подобно цирульным вывескам, или выстриженных под гребенку.

«Ну, так как же думаешь?» сказал Ноздрев, немного помолчавши: «не хочешь играть на души?»

«Я уже сказал тебе, брат, что не играю, купить, изволь, куплю».

«Продать я не хочу, это будет не по-приятельски. Я не стану снимать плевы с черт знает чего. В банчик — Другое дело. А? Прокинем хоть талию!»

«Я уж сказал, что нет».

«А меняться не хочешь?»

«Не хочу».

«Ну, послушай, сыграем в шашки, выиграешь — твои все. Ведь у меня много таких, которых нужно вычеркнуть из ревизии. Эй, Порфирий, принеси-ка сюда шашечницу».

«Напрасен труд, я не буду играть». «Да ведь это не в банк; тут никакого не может быть счастия или фальши: всё ведь от искусства: я даже тебя предваряю, что я совсем не умею играть, разве что-нибудь мне дашь вперед».

«Сем-ка я», подумал про себя Чичиков: «сыграю с ним в шашки! В шашки игрывал я недурно, а на штуки ему здесь трудно подняться».

«Изволь, так и быть, в шашки сыграю», сказал Чичиков.

«Души идут в ста рублях!»

«Зачем же? довольно, если пойдут в пятидесяти», «Нет, что ж за куш пятьдесят? Лучше ж в эту сумму я включу тебе какого-нибудь щенка средней руки или золотую печатку к часам».

«Ну, изволь!» сказал Чичиков. «Сколько же ты мне дашь вперед?» сказал Ноздрев. «Это с какой стати? конечно, ничего». «По крайней мере, пусть будут мои два хода». «Не хочу, я сам плохо играю». «Знаем мы вас, как вы плохо играете!» сказал Ноздрев, выступая шашкой.

«Давненько не брал я в руки шашек!» говорил Чичиков, подвигая тоже шашку.

«Знаем мы вас, как вы плохо играете!» сказал Ноздрев, выступая шашкой.

«Давненько не брал я в руки шашек!» говорил Чичиков, подвигая шашку.

«Знаем мы вас, как вы плохо играете!» сказал Ноздрев, подвигая шашку, да в то же самое время подвинув обшлагом рукава и другую шашку.

«Давненько не брал я в руки! Э, э! это, брат, что? отсади-ка ее назад!» говорил Чичиков. «Кого?»

«Да шашку-то», сказал Чичиков, и в то же время увидел почти перед самым носом своим и другую, которая, как казалось, пробиралась в дамки; откуда она взялась, это один только бог знал. «Нет», сказал Чичиков, вставши из-за стола: «с тобой нет никакой возможности играть. Этак не ходят, по три шашки вдруг!»

«Отчего же по три? это по ошибке. Одна подвинулась нечаянно, я ее отодвину, изволь».

«А другая-то откуда взялась?»

«Какая другая?»

«А вот эта, что пробирается в дамки?»

«Вот тебе на, будто не помнишь!»

«Нет, брат, я все ходы считал, и всё помню; ты ее только теперь пристроил, ей место вон где!»

«Как где место?» сказал Ноздрев, покрасневши: «да ты, брат, как я вижу, сочинитель!»

«Нет, брат, это, кажется, ты сочинитель, да только неудачно».

«За кого ж ты меня почитаешь?» говорил Ноздрев: «стану я разве плутовать?»

«Я тебя ни за кого не почитаю, но только играть с этих пор никогда не буду».

«Нет, ты не можешь отказаться», говорил Ноздрев, горячась: «игра начата!»

«Я имею право отказаться потому, что ты не так играешь, как прилично честному человеку».

«Нет, врешь, ты этого не можешь сказать!»

«Нет, брат, сам ты врешь!»

«Я не плутовал, а ты отказаться не можешь, ты должен кончить партию!»

«Этого ты меня не заставишь делать», сказал Чичиков хладнокровно и, подошедши к доске, смешал шашки.

Ноздрев вспыхнул и подошел к Чичикову так близко, что тот отступил шага на два назад.

«Я тебя заставлю играть! Это ничего, что ты смешал шашки, я помню все ходы. Мы их поставим опять так как были».

Страницы: 1 2 3

Похожие статьи:

Островский
Александр Николаевич Островский (1823—1886)—исключительная фигура на фоне литературы XIX в. На Западе до появления Ибсена не было ни одного драматурга, которого можно было бы поставить в один ряд с ним. В жизни купечества, темного и невеж ...

Движение мелодии и фразовые ударения
Мелодическая картина устной интерпретации баллады дополняет общее эмоциональное содержание произведения. Большинство синтагм, содержащих авторскую речь, оформлены прогредиентным движением мелодии, благодаря чему нарастает напряженность, у ...

Л.Н. Толстой
Обеспокоенный судьбой России, страдая и мучаясь душевными противоречиями, Лев Николаевич Толстой приходил к выводу: «чтоб жить честно, надо рваться, путаться, биться, ошибаться, начать и бросать… А спокойствие – душевная подлость». Этот д ...