Разделы


Особенности жанра литературной сказки. Соответствует ли «Крошка Цахес» всем параметрам жанра?

Материалы » Крошка Цахес по прозвищу Циннобер » Особенности жанра литературной сказки. Соответствует ли «Крошка Цахес» всем параметрам жанра?

До сих пор не существует четкого разграничения жанров литературной и народной сказки, а также общепринятого определения литературной сказки. Первая попытка дать определение принадлежит Я. Гриму: отличие литературной сказки от сказки народной - в осознанном авторстве и свойственном юмористическом начале.

Подобную точку зрения разделяли в 30-60-е гг. ХХ века русские исследователи, отмечавшие при этом следующие ее особенности:

1. наличие автора;

2. особый литературный стиль;

3. сочетание фантастики с реальностью;

4. глубокий психологизм;

5. тесная связь с мировоззрением писателя;

6. отражение эпохи, в которую была написана литературная сказка.

Сказочная повесть Гофмана завершает собой развитие немецкой романтической литературной сказки. В ней находят отражение многие проблемы, связанные не только с эстетикой и мировоззрением романтизма, но и с современной действительностью. Сказочная повесть осваивает пласты современной жизни, используя при этом «сказочные» художественные средства. В «Крошке Цахесе» присутствуют традиционные сказочные элементы и мотивы. Это и чудеса, столкновение добра и зла, волшебные предметы и амулеты; Гофман использует традиционный сказочный мотив околдованной и похищенной невесты и испытание героев золотом. Но автор скомбинировал сказку и реальность, тем самым нарушив чистоту сказочного жанра.

Гофман определил жанр «Крошки Цахеса, по прозвищу Циннобер» как сказку, но при этом отказался от принципа сказочной гармонии. В этом произведении компромисс «чистоты» сказочного жанра и серьезности мировоззрения: и то, и другое половинчато, относительно. Автор видел сказку ведущим жанром романтической литературы. Но если у Новалиса сказка превращается в сплошную аллегорию или в сновидение, в котором исчезало все реальное, земное, то в сказках Гофмана основой фантастического является реальная действительность.

Сочетание реального с фантастически, действительного с вымышленным – главное требование поэтики Гофмана. Фантастические сказочные моменты принижены и обытовлены, они утрачивают свою самоценность и играют подчиненную роль. Скобелев А. В. определил «Крошку Цахеса» не как сказку, а «повесть с сильно выраженным эффектом авторского присутствия, что для сказки не характерно; <…> повесть, иронически оглядывающаяся на сказку, условно сказочная повесть, играющая в сказку, иронически подражающая ей».

Гофман назвал произведение «Золотой горшок» «сказкой из новых времен». К этому определению можно отнести и все прочие сказки. В них «столько же от сказки, сколько от нового времени: сказочное проявляется в сфере принесенного этим временем буржуазного бытия. И произведения его <Гофмана> совсем не воспринимаются как сказки – это скорее до ужаса правдивые повести о силах могучих и неразгаданных, управляющих человеком и жизнью».

Хотя действия в «Крошке Цахесе» развертываются в условной стране, но, вводя реалии немецкого быта, подмечая характерные черты социальной психологии персонажей, автор тем самым подчеркивает современность происходящего.

Герои сказки – обыкновенные люди: студенты, чиновники, профессора, придворные вельможи. И если с ними порой случается нечто странное, они готовы найти этому правдоподобное объяснение. И испытание героя-интузиаста на верность чудесному миру заключается в способности видеть и чувствовать этот мир, верить в его существование.

Сказочная сторона произведения связана с образами феи Разабельверде и мага Проспера Альпануса, но изменяется характер подачи фантастического: волшебным героям приходится приспосабливаться к реальным условиям и скрываться под масками канониссы приюта для благородных девиц и доктора. Повествователь ведет «ироническую игру» и с сами стилем повествования – чудесные явления описываются нарочито простым, обыденным языком, в сдержанном стиле, а события реального мира вдруг предстают в каком-то фантастическом освещение, тон повествователя становится напряженным. Смещая высокий романтический план в низкий житейский, Гофман тем самым разрушает его, сводит на нет.

Особое значение обретает новая для сказочного жанра категория – театральность, которая усиливает в сказке эффект комического. Театральность определяет принципы построения сюжетных ситуаций, характер их подачи, выбор фона, выражение персонажами чувств и намерений. Все эти аспекты подчеркивают условность происходящего, его искусственность.

Похожие статьи:

Новогреческая литература
Формирование Н.-Г. л. тесно связано с освободительным национальным движением в Греции, стремившимся с конца XVIII в. к уничтожению турецкого господства. Господствующая в Греции XVIII в. торговая буржуазия строила свою культуру на обломках ...

Проблема выбора термина для названия форм цветообозначения в языке.
В современной лингвистической науке языковеды используют различные термины для обозначения слов и выражений со значением цветовых оттенков. В связи с этим проблема выбора термина для лексических единиц с цветовым значением становится все ...

Взгляды лингвистов на определение и характеристику потенциальных слов.
Винокур Г.О.: “В каждом языке, наряду с употребляющимися в повседневной практике словами, существуют, кроме того, своего рода “потенциальные слова”, т.е. слова, которых фактически нет, но которые могли бы быть, если бы того захотела истор ...