Разделы


Брачные аферы как средство обогащения в комедиях А. Н. Островского
Страница 1

Материалы » Тема денег в русской литературе » Брачные аферы как средство обогащения в комедиях А. Н. Островского

Русскую культуру середины века начинают привлекать темы брачных афер — сюжеты, распространившиеся в обществе благодаря появлению инициативных людей, обладающих характером, амбициями, но не имеющих родовых средств для воплощения желаний. Герои Островского, Писемского не похожи своими требованиями к миру, но едины в избранных средствах: чтобы поправить материальное положение, они не останавливаются перед раздражающими муками совести, ведут борьбу за существование, лицемерием компенсируя ущербность социального статуса. Этическая сторона вопроса беспокоит авторов только в той мере, в какой наказываются все стороны конфликта. Здесь нет явных жертв; деньги одной группы персонажей и активность искателя «доходного места» в жизни, независимо от того, является ли оно женитьбой либо новой службой, одинаково аморальны. Сюжет семейно-бытовой коммерции исключает намек на сострадание жертве, ее просто не может быть там, где решаются финансовые коллизии, и результаты в итоге одинаково устраивают всех.

А. Н. Островский погружает читателя в экзотический быт купечества, комментируя темы предшествующей литературы с помощью фарса. В пьесе «Бедность не порок» проблема отцов и детей полностью опосредована денежными отношениями, образы благородно несчастных невест сопровождаются откровенными разговорами о приданом («Без вины виноватые»). Без особой сентиментальности и откровенно персонажи обсуждают денежные проблемы, всевозможные свахи с охотой устраивают свадьбы, по гостиным расхаживают искатели богатых рук, обсуждаются торговые и брачные сделки.

Первая комедия Островского «Свои люди — сочтемся!» посвящена процессу финансовой махинации — ложному, «злостному», банкротству (первоначальное ее название «Банкрот»). Основная идея купца Большова заключается в том, чтобы, назанимав денег, перевести всю свою недвижимость («дом да лавки») на имя «верного» человека, объявить себя неимущим, и за каждый занятый рубль вернуть только двадцать пять

копеек (четверть общего долга, присвоив остальное). Скорое обогащение якобы не нанесет никому вреда: ведь у купца «кредиторы все люди богатые, что им сделается!» (д. 1., явл. 10). Такой способ делать деньги является противозаконным, но, как известно, остается популярным до сих пор.

Все персонажи «трудятся» и идут на разные хитрости ради денег, которые являются основной движущей причиной всех действий в комедии. Стряпчий «ходит» по мелким делам и «иной день и полтины серебром домой не приносит». Сваха получает «где и золотой, где и побольше перевалится — известно, что чего стоит, глядя по силе возможности» (д. 2, явл. 6), обращаясь к своим «работодателям», называет их «серебряная», «жемчужная», «изумрудная», «яхонтовая», «брильянтовые», придавая осязаемость и конкретность «драгоценным» качествам купчихи Большовой и ее дочери Липочке.

Все персонажи комедии стремятся к деньгам, постоянно думают о них, считают и свои, и чужие доходы. Даже мальчик на посылках Тишка делает свой «бизнес», собирая все, что плохо лежит: «Полтина серебром — это нынче Лазарь дал. Да намедни . гривенник дали, да четвертак в орлянку выиграл, да третье-вось хозяин забыл на прилавке целковый. Эвось, что денег-то!» (д. 2, явл. 8). В финале комедии для жулика-купца все спасение в деньгах: «Денег надо, Лазарь, денег. Больше нечем поправить. Либо денег, либо в Сибирь».

Деньги делят персонажей на тех, кто прислуживает, и тех, кому прислуживают. В первом действии «командует» и чудит Большов, а Подхалюзин заискивает и просит, в последнем - наоборот, Большов, лишившись состояния, просит «Христа ради» у Подхалюзина.

Финансовая афера купца — центральная интрига пьесы, в которой тесно связана линия сватовства и женитьбы. Объединяет их мотив денег. Ведь речь идет не о любви, а о приданом. Свое стремление к наживе, к большим деньгам персонажи комедии скрывают за изъявлениями притворных чувств. «Чувствительная» лексика приказчика — пережиток сентиментализма с его стилистической доминантой «душа» и «чувствительное сердце». Подхалюзин жаден, хитер, жесток, но может и притворно заплакать, именно его речи свойственны «возвышенные» речевые обороты. Развитие событий в комедии подтверждает мысль о несовместимости денег и чувства, опровергает отвлеченные «чувствительные» представления: там, где финансы и «дело», там нет места для сантиментов, души, сердца, слез и проч.

Страницы: 1 2

Похожие статьи:

Уход и смерть Льва Николаевича Толстого
В последние годы жизни Толстой нес тяжкий крест напряженной душевной работы. Сознавая, что "вера без дела мертва есть", он пытался согласовать свое учение с тем образом жизни, который вел сам и которого придерживалась его семья. ...

Эпоха классицизма
Литература петровского времени во многом напоминала литературу ушедшего столетия. Новые идеи говорили старым языком - в церковных проповедях, школьных драмах, рукописных повестях. Только в 30-40-х годах в русской словесности открывается с ...

Заключение.
Подводя итог всему реферату, хотелось бы еще раз сказать о том, что роль Плеяды в мировом литературном процессе действительно очень велика и зачастую недооценивается. Вряд ли найдется хоть одно более или менее значительное явление в лите ...