Разделы


Комический ракурс русской литературы XVIII в.
Страница 4

Материалы » Женский мир у Д.И. Фонвизина и Н.И. Новикова - аспекты комического » Комический ракурс русской литературы XVIII в.

В XVIII в. Россия обрела статус европейской державы, что сопровождалось динамичными и целеустремленными мерами Петра I в деле просвещения нации. В результате этого процесса обновлялась русская культура, важная роль в которой принадлежала литературе. Русская литература на протяжении всего XVIII в. являлась основным проводником нововведений в идеологии и культуре.

Россия вступила в семью европейских стран в тот момент, когда в Европе были популярны идеи Просвещения. Они основывались на культе разумного порядка и социальной справедливости. Просветительские идеи усваивались образованными русскими людьми и становились определяющими в деле преобразования общества и культуры. Именно этим объясняется нетерпимость деятелей русской культуры XVIII в. к жестокости, взяткам, социальной несправедливости, порокам крепостничества. На всем протяжении XVIII столетия Россия оставалась страной, где крепостное право составляло основу социально-экономического хозяйствования. Подавляющая часть населения по-прежнему была юридически бесправной. В связи с этим передовые умы русского общества обратились к идеологии Просвещения и сделали ее основой своего мировоззрения и основой пафоса в сатирической литературе. Сатира, как средство обличения и высмеивания пороков, становится очень популярна в XVIII в.

Таким образом, актуальность сатиры в литературе XVIII столетия объясняется тем, что Россия восприняла идеологию Просвещения, но еще являлась феодальной крепостнической страной в социально-экономическом отношении. Сатира была призвана уничтожать феодальные порядки, указывать на пороки общества и истреблять их.

Чем была сатира в глазах писателей XVIII в.?

Феофан Прокопович подчеркивал поэтическую природу сатиры, главное внимание уделял функциональной, содержательной стороне природы жанра: «сатира должна быть язвительной и остроумной, бичуя человеческие пороки. Однако, бичуя порочные нравы и стараясь их исправить, сатира должна остерегаться, как бы скорее не причинить вреда и не раздражить души, вместо того чтобы исцелить»[19]. При этом, Прокопович рекомендовал не касаться личности: «Лиц поименно не следует затрагивать, но применять вымышленные от себя, лучше всего греческие имена, обозначающие какой-либо порок, или же их можно брать из Марциала, Горация и Ювенала»[20].

А.Д. Кантемир осознавал сатиру как назидательно-морализирующее искусство. Центральное место в характеристике сатиры он отводил выполнению воспитательной функции. Свое понимание жанра стихотворной сатиры он понимал так: «Сатиру назвать можно таким сочинением, которое, забавным слогом осмеивая злонравие, старается исправлять нравы человеческие. Потому она в намерении своем со всяким другим нравоучительным сочинением сходна; но слог ее, будучи прост и веселый, читается охотнее»[21]. Иными словами, главной задачей сатиры для Кантемира является нравоучительность в сочетании с простотой слога.

А.Д. Кантемир был первым по времени писателем русского классицизма. Он сознательно выбрал для своего творчества жанр сатиры. Его первые выступления как литератора пришлись на то время, когда противники петровских нововведений при его преемниках сделали решительную попытку вернуться к старине. Кантемир был непосредственным участником политических событий, предотвративших восстановление в стране светской и церковной реакции. В борьбе против врагов Просвещения он использовал средства литературы.

Обычно его сатира открывалась авторским вступлением и завершалась его же заключением. Центральную часть составляли речевые портреты или сцены, диалоги героев. Но и они сопровождались пояснениями повествователя. Наиболее значительными и в идейном, и в художественном отношении являются первые две сатиры Кантемира: «К уму своему, или На хулящих учение», «Филарет и Евгений, или На зависть и гордость дворян злонравных». Кантемир нарисовал ряд портретов невежд из числа реакционного духовенства и дворянства. Критон – представитель невежественного духовенства, ханжа; он выступает против науки и просвещения потому, что видит в них врагов церкви. По его мнению, просвещение приводит в безбожие всех, «кто над книгой тает», пробуждает любознательность у молодого поколения, порождает недоверие к авторитетам, в том числе к авторитету церкви.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Похожие статьи:

Произведения-речи Александра Вертинского
О всех обиженных, усталых, позабытых Напоминает миру песнь моя, И много в ней людских мечтаний скрытых, И много жалоб в книгу Бытия… (Александр Вертинский) В марте 2004 года исполнилось 115 лет со дня рождения Александра Николаевича ...

Комические персонажи в пьесе "Не в свои сани не садись"
Островский наименее субъективный из русских писателей. Для психоаналитика это был бы совершенно безнадежный случай. Его персонажи ни в коей мере не являются эманацией автора. Это подлинные отражения "других". Он не психолог, и ...

Изучение символа в творчестве А.П. Чехова
Впервые проблема символа в творчестве А.П. Чехова было поставлена А. Белым в статье «Чехов» (1907 г.). Он отмечает, что, несмотря на продолжение традиций русских реалистов, в чеховском творчестве «заложен динамит истинного символизма, кот ...