Разделы


М.В. Ломоносов – дорога поэта.
Страница 1

Анакреон в поэзии Ломоносова » М.В. Ломоносов – дорога поэта.

Сын государственного крестьянина, Михаил Ломоносов вырос в условиях северорусской культуры, тесно связанной с традициями допетровской Руси. Он рано научился грамоте, прочёл всё книги, какие мог достать; к 14 годам уже изучил «Арифметику» Л.Ф. Магницкого и «Славянскую грамматику» М. Смотрицкого. Будущий ученый попытался поступить в Холмогорское училище, но, как сыну крестьянина, доступ туда ему был запрещен законом. Это толкнуло Ломоносова на отчаянный шаг - в 1730 году он отправляется в Москву и, скрыв свое происхождение, поступает в Славяно-греко-латинскую академию где получает основательную подготовку по древним языкам, в частности латинскому языку, на котором писались в то время научные труды. Кстати, Ломоносов настолько овладел эти языком, что впоследствии был признан одним из лучших латинистов в Европе. Первые стихотворные опыты будущего поэта относятся к предпоследнему классу – философии - и датируются 1735 годом.В том же году Ломоносов был отправлен в Петербургский университет при Академии наук, а в 1736 году - в Саксонию для изучения горного дела. Здесь он приобрел обширные познания в области физики, химии, горного дела, хорошо изучил немецкий, французский, итальянский и английский языки. Несмотря на усиленные занятия точными науками, Ломоносов серьезно занимался русской поэзией, опираясь на опыт античной и европейской литературы.

В 1758 году Ломоносов пишет предисловие к собранию сочинений "О пользе книг церковных в российском языке", в котором излагает знаменитую теорию "трех штилей". В основу реформы литературного языка Ломоносов положил общенациональный язык. В русском языке, согласно его мнению, слова по стилистической окраске могут быть разделены на несколько родов. К первому он отнес лексику церковнославянского и русского языка, ко второму - знакомые по книгам и понятные церковнославянские слова, но редкие в разговорном языке, к третьему - чисто русские слова, которых нет в церковных книгах. Отдельную группу составили слова простонародные, которые только ограниченно могли употребляться в сочинениях. Совсем почти исключает Ломоносов из литературной письменной речи устаревшие церковнославянские слова и вульгаризмы. В зависимости от количественного смешения слов трех родов создается тот или иной стиль: "высокий" - церковнославянские слова и русские, "средний" - русские слова с небольшой примесью церковнославянских, "низкий" - русские слова разговорного языка с добавлением простонародных и малого числа церковнославянских.

Каждому "штилю" соответствуют свои жанры: "высокому" - героические поэмы, оды, трагедии; "среднему" - драмы, сатиры, эклоги, дружеские письма, элегии; "низкому" - комедии, эпиграммы, песни, басни.

Реформы Ломоносова в сферах литературного языка и стихосложения отвечали культурным потребностям нации того времени. Были необходимы новые литературные жанры, и Ломоносов открывал перед поэзией широкие художественные горизонты. Вместе с тем филологическая деятельность ученого имела и более широкий смысл: в ней отразился дух преобразования, характерный для послепетровской эпохи, в которую развернулось научное и поэтическое творчество Ломоносова.

Главной преобразовательной силой Ломоносов считал человеческий разум, которому все подвластно. Поэт, в представлении Ломоносова, не может ограничиться воспеванием одних лишь интимных движений человеческого сердца, его должны волновать и одушевлять события, имеющие важное значение для всего государства, всей страны. Ломоносов стал целой эпохой в истории русской героической поэзии, именно как поэт просветительской идеи, для которого формирование идеального, служащего примером для всех, образа было важнейшей культурной задачей.

Любовь к Родине (зачастую проецирующаяся на монарха), по Ломоносову, является важнейшим назначением поэта, она превосходит чувства к женщине, любые другие чувства. Конечно, за этим образом Родины-матери-императрицы стоит сложная система ценностей, присущая Ломоносову как великому сыну своего века. Видный современный исследователь В. М. Живов заметил, анализируя место идеи государства в мировоззрении просветителей-классицистов: "Государство было предметом поэтического восторга и философской медитации именно потому, что оно как бы выступало распорядителем космической гармонии на земле. Поэтому победы монарха, его благоденствие, заключение союзов и мирных договоров были не только материалом изображения, но и темой философской и художественной рефлексии. Прогресс государства воспринимался при этом как прогресс разума и прогресс просвещения…". Именно этим принципом руководствовался Ломоносов, воспевая монархов и их деяния. Похвальные оды слагались поэтом на торжественные случаи придворной жизни. Однако традиционная форма похвалы монархам не мешала поэту развивать свои любимые темы.

Страницы: 1 2

Похожие статьи:

Барокко в творчестве Агриппы д’Обинье. Введение
Вооруженная борьба против католицизма в XVI веке выдвинула на первое место идеалы и фразеологию Евангелия и Ветхого завета, под знаком которых совершалась реформация в Европе. Ожесточенный религиозный фанатизм, в котором тонули реальные ...

Введение. Слово и его свойства
Слово только потому есть орган мысли и непременное условие всего позднейшего развития понимания мира и себя, что первоначально есть символ, идеал и имеет все свойства художественного произведения А.А. Потебня Понять действие слова, мож ...

Природа как источник лирических обобщений
Ранняя самостоятельная поэзия Бунина основывалась на отображении пейзажей, где ничто не нарушает безмолвного разговора автора с природой, А. Блок писал: "Так знать и любить природу, как умеет Бунин, мало кто умеет. Благодаря этой люб ...