Разделы


Поступление и учеба в Царскосельском лицее.
Страница 2

Материалы » Лицейские годы и их отражение в творчестве А.С. Пушкина » Поступление и учеба в Царскосельском лицее.

…Арист! и ты в толпе служителей Парнаса!

Ты хочешь оседлать упрямого Пегаса;

За лаврами спешишь опасною стезей

И с строгой критикой вступаешь смело в бой!

Несмотря на подъем патриотического чувства, которое было естественным следствием событий 1812—1814 гг., первые поэтические опыты Пушкина направлялись не в эту сторону, а являлись подражанием любовной и вакхической лирике и отчасти сатире французских и русских учеников и продолжателей Горация. Из французских поэтов Пушкин больше всего подражал Парни, из русских — Батюшкову, Жуковскому. Но и в этих «полудетских песнях на чужой голос» местами слышится будущий Пушкин, то в искренности чувства, то в оригинальности мыслей и ощущений, то в силе и смелости от дельных картин и стихов. В этих пробах пера нельзя не заметить и уменья усваивать от каждого образца лучшее и быстро отделываться от его недостатков: так, псевдоклассический арсенал собственных имен, очень богатый в наиболее ранних стихотворениях Пушкина, скоро уступает место умеренному употреблению утвердившихся формул, славянских выражений, в роде: пренесенный, взмущенны волны, расточил врагов, черный вран стрежет, быстро редеют и употребляются только в наименее задушевных его пьесах. В высшей степени поразителен факт, что одно из произведений пятнадцатилетнего лицеиста, который три года назад думал по-французски, сделалось почти народною песнью и, начиная с 20-х годов перепечатывалось на лубочных листах, это так называемый «Романс» («Под вечер осенью ненастной»), от которого потом, по забывчивости, отказывался сам автор. В первых стихотворениях поражает также раннее развитие чувственности («К Наталье», «К молодой актрисе», «Красавице, которая нюхала табак»). То обстоятельство, что стихи пятнадцатилетнего Пушкина попали в печать, не могло очень сильно выдвинуть его между товарищами: редакторы того времени очень любили поощрять юные таланты, особенно из хороших фамилий, и первое стихотворение Дельвига напечатано было еще раньше.

Мы все помним картину И.Е. Репина: «Пушкин на лицейском экзамене». Небольшой актовый зал заполнен парадной, празднично настроенной публикой. Это были родители, знакомые, близкие, приглашенные сюда по особым билетам присутствовать при небольшом зрелище: лицеисты, ученики самого аристократического в те времена учебного заведения, держат переходные экзамены. Над красным сукном экзаменационного стола сверкают золотое шитьё мундиров, жирные эполеты, нагрудные звезды и ордена высокого начальства. Здесь, под портретом Александра I, самодержца всероссийского, и сам министр просвещения Разумовский, и архимандрит Фотий, злобный монах, гонитель всего передового и светлого в жизни. За ними директор Лицея и преподаватели. А в центре, приподнявшийся с кресла видный сановник, уже дряхлый старик, приложил ладонь к уху, чтобы лучше слышать. Слёзы восторга текут по его морщинистым щекам, лицо озарено отблеском внезапно воскресший молодости. Это Гавриил Романович Державин – старейший и самый прославленный поэт того времени. Не отрываясь, смотрит он на курчавого подростка, который с высоко поднятой рукой восторженно и самозабвенно декламирует сочиненные им на торжественный случай стихи.

Юноша-поэт поначалу рисует мирную картину ночного царскосельского парка, залитого лунным светом.

«Навис покров угрюмой нощи

на своде дремлющих небес;

В безмолвной тишине почили дол и рощи,

В седом тумане дальний лес:

Чуть слышится ручей, бегущий в сень дубравы,

Чуть дышит ветерок, уснувший на листах,

Тихая луна, как лебедь величавый;

Плывет в сребристых облаках.

Плывет – и бледными лучами

Предметы осветила вкруг.

Аллеи древних лип открылись пред очами,

Проглянули и холм и луг…»

Интересно вспомнить, как было описано это понятное в жизни юного Пушкина событие одним из ближайших его друзей – И.И. Пущиным.

«…Державин державным своим благословением увенчал юного нашего поэта. Мы все, друзья-товарищи его, гордились этим торжеством. Пушкин тогда читал свои «Воспоминания в Царском Селе». В этих великолепных стихах затронуто все живое для русского сердца. Читал Пушкин с необыкновенным одушевлением. Слушая знакомые стихи, мороз по коже пробегал у меня. Когда же патриарх наших певцов, в восторге, со слезами на глазах, бросился целовать поэта и осенил его курчавую голову, - под каким – то неведомым влиянием, благоговейно молчали. Хотели сами обнять нашего певца, - его уже не было, он убежал».

Страницы: 1 2 3

Похожие статьи:

М.Е. Салтыков-Щедрин (1826—1889)
Михаил Евграфович Салтыков родился в селе Спас-Угол Тверской губернии. Его отец принадлежал к старинному дворянскому роду. Молодой Салтыков получил прекрасное образование. Он окончил Дворянский институт в Москве, а потом Царскосельский ли ...

Фонетические средства выразительности в языке. Выразительные возможности просодических средств языка
Просодия - это совокупность таких фонетических признаков, как тембр, темп, фразовые акценты, паузы, громкость речи, ритм и мелодия. Три просодических средства языка, воспринимаемые как высота тона, сила и длина звука, которым на акустичес ...

Образ Бориса Годунова в трагедии
Пушкин изображает Годунова преступным потому, что узурпация престола была распространённым явлением, за единичным случаем стояло историческое обобщение. Однако поэт никогда не показал бы Годунова преступным, если бы сам не был глубоко убе ...