Разделы


Критика «Кориона» и распад елагинского кружка
Страница 1

Материалы » Фонвизин в кружке И.П. Елагина » Критика «Кориона» и распад елагинского кружка

В работе Кочетковой также приводится свидетельство Лукина, что «Корион» Фонвизина, «Русский француз» Елагина и пьеса Ельчанинова «Награжденная добродетель» «вытерпели жестокое нападение». «Хотя оное совсем неосновательно было, - писал Лукин, - однако многих поборников по себе имело. Словом, ничто не могло удержать ядовитой зависти, на них вооружавшейся: не только удовольствие многих зрителей, ниже благоволение, от двора оказанное». Признавая, что товарищи по кружку имеют больше «способности и знания», чем он сам, Лукин выражал уверенность, что задетые критикой драматурги «всех неосновательных осуждателей, которые на них нападали, если захотят, без труда усмирить могут, ибо на правду слов мало надобно».

В статье «Фонвизин в петербурге» рассказывается, что участники елагинского кружка, в особенности сам Елагин и Лукин, критиковали Сумарокова в своих сатирических произведениях, например «Сочинения и переводы» Лукина.

Самолюбивый Сумароков отнесся с большим негодованием к этому, но у него нашлись защитники.

Одним из них был петербургский талантливый писатель и драматург Яков Борисович Княжнин. Княжнин выступал как продолжатель лучших традиций сумароковской драматургии. С Сумароковым его связывали и родственные узы: Княжнин женился на дочери Сумарокова. Отношение Елагина и его кружка к Сумарокову возмущало Княжнина. Ответом на нападки Лукина явилась сатирическая поэма Княжнина «Бой стихотворцев». Княжнин здесь высмеивает прежде всего Елагина и Лукина, но заодно и весь литературный кружок, с которым был связан Фонвизин.

Полемист, по обычаям того времени, не постеснялся в бранных выражениях:

О Муза! нареки их, гордых, именами,

Что не стыдившися быть названы страмцами,

Для славы вечныя пошли во след скотин:

Учитель Лукина, фон Визин, сам Лукин,

Козловский разноглаз, Елчанин - сей друг верный .

Сатирик пускал в ход и насмешки над внешностью: Лукин «власы, как уголь, носит, - увы! и пудрить их не хочет никогда», а близорукий Фонвизин «помощи себе лорнета просит».

Вообще, несмотря на близорукость, глаза Фонвизина отличались необыкновенной живостью: «так ярки, что нельзя смотреть было», - записал П. А. Вяземский со слов современников.

Ответом полемисту было стихотворное «Дружеское увещание Княжнину», принадлежавшее, как предполагают, именно Фонвизину (это стихотворение так же, как и княжинское, не появлялось в печати и распространялось лишь в списках).

Когда не можешь ты Пегаса оседлать,

Почто тебе на нем охота разъезжать?-

так начиналось это «Увещание». Впрочем, его автор выбрал самую общую форму для ответа, не касаясь никаких конкретных деталей и имен.

Выступая с сатирой против елагинского кружка и называя подряд Елагина, Лукина и Фонвизина. Княжнин, очевидно, не подозревал, что между ними уже появились серьезные внутренние разногласия.

В своей статье Кочеткова также рассказывает, что в 1766 году Елагин был назначен директором придворного театра. Сбылись его давние, честолюбивые планы. В руках Елагина оказались все основные театральные дела: он составлял штат «всем к театрам и к камер- и к бальной музыке принадлежащим людям», он же ведал и репертуаром. Но программа елагинского кружка - «склонение на русские нравы» иностранных пьес - уже не могла удовлетворить Фонвизина, начинавшего поиски своего собственного пути в драматургии.

Давняя взаимная неприязнь Фонвизина и Лукина перешла в откровенную вражду. К служебным столкновениям присоединились и ссоры из-за авторского самолюбия: до Лукина как-то дошел фонвизинский «не весьма скромный отзыв о его пере». К 1766 году единого елагинского кружка уже не было,( распался из-за разъезда части членов и внутренних трений), а Фонвизин и Лукин оказались скорее противниками, чем единомышленниками.

В своей статье Кочеткова замечает, что общее направление фонвизинского творчества могло вызвать скорее сочувствие, чем осуждение со стороны оппозиционно настроенного Княжнина.

Страницы: 1 2

Похожие статьи:

Литература XIX в.. В.А. Жуковский. Восприятие, истолкование, оценка стихотворения В.А. Жуковского «Песня»
Своим учителем в поэзии Жуковский считал Карамзина, главу русского сентиментализма. Сущность романтизма Жуковского очень точно охарактеризована Белинским, сказавшим, что он стал «певцом сердечным утра». По натуре своей Жуковский не был бо ...

«Голос неба»
«… Порой даже в обыденной жизни: в городской толчее, домашних заботах, случайно поднимешь глаза и замрешь, обо всем забывая. Виной тому ― далекое небо, облака или вечерняя звезда: глазам - отдых, сердцу - покой, душе – великое утеше ...

Образ Самозванца
Перед нами характер героя, основное качество которого – политический авантюризм. Он живет нескончаемыми приключениями. За этим героем тянется целая вереница имен: Григорий, Григорий Отрепьев, Самозванец, Димитрий, Лжедимитрий. Он умеет па ...