Разделы


Критика «Кориона» и распад елагинского кружка
Страница 1

Материалы » Фонвизин в кружке И.П. Елагина » Критика «Кориона» и распад елагинского кружка

В работе Кочетковой также приводится свидетельство Лукина, что «Корион» Фонвизина, «Русский француз» Елагина и пьеса Ельчанинова «Награжденная добродетель» «вытерпели жестокое нападение». «Хотя оное совсем неосновательно было, - писал Лукин, - однако многих поборников по себе имело. Словом, ничто не могло удержать ядовитой зависти, на них вооружавшейся: не только удовольствие многих зрителей, ниже благоволение, от двора оказанное». Признавая, что товарищи по кружку имеют больше «способности и знания», чем он сам, Лукин выражал уверенность, что задетые критикой драматурги «всех неосновательных осуждателей, которые на них нападали, если захотят, без труда усмирить могут, ибо на правду слов мало надобно».

В статье «Фонвизин в петербурге» рассказывается, что участники елагинского кружка, в особенности сам Елагин и Лукин, критиковали Сумарокова в своих сатирических произведениях, например «Сочинения и переводы» Лукина.

Самолюбивый Сумароков отнесся с большим негодованием к этому, но у него нашлись защитники.

Одним из них был петербургский талантливый писатель и драматург Яков Борисович Княжнин. Княжнин выступал как продолжатель лучших традиций сумароковской драматургии. С Сумароковым его связывали и родственные узы: Княжнин женился на дочери Сумарокова. Отношение Елагина и его кружка к Сумарокову возмущало Княжнина. Ответом на нападки Лукина явилась сатирическая поэма Княжнина «Бой стихотворцев». Княжнин здесь высмеивает прежде всего Елагина и Лукина, но заодно и весь литературный кружок, с которым был связан Фонвизин.

Полемист, по обычаям того времени, не постеснялся в бранных выражениях:

О Муза! нареки их, гордых, именами,

Что не стыдившися быть названы страмцами,

Для славы вечныя пошли во след скотин:

Учитель Лукина, фон Визин, сам Лукин,

Козловский разноглаз, Елчанин - сей друг верный .

Сатирик пускал в ход и насмешки над внешностью: Лукин «власы, как уголь, носит, - увы! и пудрить их не хочет никогда», а близорукий Фонвизин «помощи себе лорнета просит».

Вообще, несмотря на близорукость, глаза Фонвизина отличались необыкновенной живостью: «так ярки, что нельзя смотреть было», - записал П. А. Вяземский со слов современников.

Ответом полемисту было стихотворное «Дружеское увещание Княжнину», принадлежавшее, как предполагают, именно Фонвизину (это стихотворение так же, как и княжинское, не появлялось в печати и распространялось лишь в списках).

Когда не можешь ты Пегаса оседлать,

Почто тебе на нем охота разъезжать?-

так начиналось это «Увещание». Впрочем, его автор выбрал самую общую форму для ответа, не касаясь никаких конкретных деталей и имен.

Выступая с сатирой против елагинского кружка и называя подряд Елагина, Лукина и Фонвизина. Княжнин, очевидно, не подозревал, что между ними уже появились серьезные внутренние разногласия.

В своей статье Кочеткова также рассказывает, что в 1766 году Елагин был назначен директором придворного театра. Сбылись его давние, честолюбивые планы. В руках Елагина оказались все основные театральные дела: он составлял штат «всем к театрам и к камер- и к бальной музыке принадлежащим людям», он же ведал и репертуаром. Но программа елагинского кружка - «склонение на русские нравы» иностранных пьес - уже не могла удовлетворить Фонвизина, начинавшего поиски своего собственного пути в драматургии.

Давняя взаимная неприязнь Фонвизина и Лукина перешла в откровенную вражду. К служебным столкновениям присоединились и ссоры из-за авторского самолюбия: до Лукина как-то дошел фонвизинский «не весьма скромный отзыв о его пере». К 1766 году единого елагинского кружка уже не было,( распался из-за разъезда части членов и внутренних трений), а Фонвизин и Лукин оказались скорее противниками, чем единомышленниками.

В своей статье Кочеткова замечает, что общее направление фонвизинского творчества могло вызвать скорее сочувствие, чем осуждение со стороны оппозиционно настроенного Княжнина.

Страницы: 1 2

Похожие статьи:

«Фаталист»
Авантюрно-философская природа повести делает её самой загадочной среди остальных частей романа. В «Фаталисте» центральными становятся вопросы о судьбе и предопределении, свободе воли и духовном заточении. В «Фаталисте» появляется исключит ...

Языковые взаимодействия тюркских и славянских народов
Работу над этой главой я прервал, чтобы слетать в Дубулты на четырехстороннюю встречу писателей. С 13 по 16 мая 1974 года в зале Дома творчества шли обсуждения литературных дел с участием четырех делегаций - Индии, Бангладеш, Пакистана и ...

Литература Гэнроку
Эра Гэнроку (1688–1704). В литературе этого периода наиболее выдающимися деятелями являются: поэт Матсуо Басё (1644–94), автор прозы Ихэра Сэйкэку (1642–93), и драматург Чикэмэтсу Монзэемон (1653–1724). Этот период застал большой расцвет ...