Разделы


Характеристика военных действий, тактики и стратегии в будущей войне. Будущие враги и союзники
Страница 1

Материалы » Тема войны в произведения Г. Уэллса » Характеристика военных действий, тактики и стратегии в будущей войне. Будущие враги и союзники

Первую главу мы посвятили общему анализу темы войны в произведениях Уэллса, однако не менее важно рассмотреть ее конкретные детали. Вопрос, изучаемый в данной главе, будет касаться характеристики военных действий, тактики и стратегии в будущей войне.

Мы выбрали путь характеристики боевых действий по отдельным источникам. Безусловно, мы будем пытаться выстраивать общую линию рассуждений Уэллса, однако такой путь представляется необходимым. Главная причина состоит в том, что сами описания существенно отличаются от романа к роману, причем не только с внешней стороны, но и в сущности.

Любопытно рассмотреть, как Уэллс видит начало войны, с какими событиями связывает его. В размышлениях автора о развертывании войны можно выделить два блока: общефилософский и конкретно-исторический. К первому относятся его мысли о бессмысленности войны, не меняющую ничего кроме «красок на географических картах, рисунков почтовых марок и отношений между немногими, случайно выдвинувшимися личностями». Начать ее может горстка людей, в результате же пострадают миллионы. В данном контексте конкретный повод для Уэллса не так важен, в конечном счете, он лишь дает выход силам, выросшим на почве национализма и несправедливой государственной системы.

Однако для нас важны и конкретно-исторические размышления Уэллса по поводу начала войны. В романе «В дни кометы» центральным конфликтом будущей войны предстают противоречия между Великобританией и Германией. Отдельно размышляя об англо-бурской войне (Уэллс резко критикует ее бессмысленность и античеловечность), писатель видит истоки этого конфликта в более далеком прошлом, не говоря, однако чего-то более конкретного. Вместе с тем весьма любопытно, что повод к будущей войне Уэллс ищет в колониальных проблемах: «Кто-то водрузил британский флаг на правом берегу какой-то тропической реки, названия которой я до тех пор ни разу не слышал, а пьяный немецкий офицер, получивший двусмысленный приказ, сорвал этот флаг. Затем один из туземцев той страны – несомненно, британский подданный – был весьма кстати ранен в ногу… Ясно было одно: таких вещей мы Германии не прощаем». Необходимо учитывать, что эта мысль появляется на фоне размышлений о Британской империи, где судьбы самих британцев «безнадежно переплетены» с судьбами управляемых народов. Одним словом, Уэллс рассматривает возникновение будущей войны (если опустить его общефилософские мысли) с позиции гражданина Британской империи, государства, где конфликт в колониях может служить причиной для угрозы самой метрополии (как и произойдет далее в романе), где внешнеполитические действия находятся в той или иной связи не только с положением метрополии, но и ее колоний

Другой вопрос как Уэллс относится к своей причастности к империи. Он далеко не склонен слепо следовать имперской пропаганде, с ее утверждением величия империи и тех, кто является ее гражданами. Скорее наоборот: «Прошли века за веками цивилизации, а посмотрите – это бедная свинья все еще трудится до последнего пота и плетется без конца по этому полю. А он англичанин, да! Он представитель господствующей расы мира, да! Он один из правителей Индии. Эх, тут покойник – и то расхохочется!». Все это мнимое величие и блеск представляются лишь ширмой для прикрытия интересов правящих кругов и способов втянуть население в войну. Вот как Уэллс описывает типичное представление англичанина о мировой политике в канун войны (в романе «В дни кометы»): «Германия – я обыкновенно представлял себе это мифическое зловещее существо в виде затянутого в панцирь императора с торчащими усами и с большим мечом в руке, осененного геральдическими крыльями – нанесла оскорбление нашему флагу». Однако вопрос об отношении Уэллса к империи не так прост. Как мы указывали выше и постараемся показать в дальнейшем, не разделяя напрямую ценности, пропагандируемые государством, писатель все же исходил в своих воззрениях на будущую войну из точки зрения интересов и представлений именно Британской империи.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Похожие статьи:

Вхождение в литературу. «Малая пресса»
Став студентом медицинского факультета Московского университета и обосновавшись в столице, Чехов сразу понял то, что оставалось – и в наши дни остается – непонятным для многих молодых людей, приезжающих в Москву с наполеоновскими планами. ...

Второй том «Мертвых душ». «Выбранные места из переписки с друзьями»
После выхода первого тома (1842) работа над вторым томом (начатым еще в 1840) протекала особенно напряженно и мучительно. Летом 1845 в тяжелом душевном состоянии Гоголь сжигает рукопись этого тома, объясняя позднее свое решение именно тем ...

Люди одного общества
Если верить Суворову, то Сталин буквально загнал Гитлера в угол. А Гитлер совершил самоубийство, совершив нападение на СССР. Выиграть он не мог, но и планы Сталина по завоеванию всего мира сорвал. Красная Армия же побежала потому, что и ...