Разделы


Биография М.А. Шолохова
Страница 7

Материалы » Биография М.А. Шолохова

В 1932 году Шолохов вступил в ВКП(б). начатую работу над второй книгой «Поднятой целины» временно пришлось отложить, чтобы завершить четвертую книгу «Тихого Дона». Однако жизнь снова нарушила творческие планы писателя – наступил страшный «голодомор» 1933 года. Шолохов стремился сделать все, чтобы помочь выжить своим землякам. Понимая. Что справиться с надвигающейся катастрофой голода местному руководству не под силу, Шолохов обращается к Сталину с письмом, в котором на пятнадцати страницах рисует ужасающую картину: «Т. Сталин! Вешенский район, наряду со многими другими районами Северо-Кавказского края, не выполнил плана хлебозаготовок и не засыпал семян. В этом районе, как и в других районах, сейчас умирают от голода колхозники и единоличники; взрослые и дети пухнут и питаются всем, чем не положено человеку питаться, начиная с падали и кончая дубовой корой и всякими болотными кореньями». Писатель приводит примеры преступных действий властей, выколачивающих у голодных крестьян «излишки» хлеба: «В Грачевском колхозе уполномоченный РК при допросе подвешивал колхозниц за шею к потолку, продолжал их допрашивать полузадушенных, потом на ремне вел их к реке, избивал по дороге ногами, ставил на льду на колени и продолжал допрос». Подобных примеров в письме немало. Приводит Шолохов и цифры: «Из 50 000 населения голодают никак не меньше 49 000. На эти 49 00 полученно 22 000 пудов. Это на три месяца».

Сталин, чьи директивы так рьяно выполняли местные хлебозаготовители, тем не менее не преми­нул откликнуться на письмо 28-летнего писателя: «Ваше письмо получил пятнадцатого. Спасибо за со­общение. Сделаем все, что требуется. Назовите циф­ру. Сталин. 16. IV. 33 г.». Ободренный тем, что его письмо не осталось без внимания, Шолохов пишет Сталину снова и не только сообщает цифру, которой оценивал потребность Вешенского и Верхне-Донского районов в хлебе, но и продолжает открывать вож­дю глаза на произвол, творимый в колхозах, и на его виновников, которых видел не только среди низового руководства. Сталин отвечает телеграммой, в кото­рой сообщает, что кроме отпущенных недавно сорока тысяч пудов ржи вешенцы получат дополнительно восемьдесят тысяч пудов, Верхне-Донскому району отпускается сорок тысяч. Однако в написанном затем письме Шолохову «вождь» упрекнет писателя в одно­боком понимании событий, в том, что он видит в хле­боробах исключительно жертв и оставляет без внима­ния факты саботажа с их стороны.

Только после тяжелейшего 1933 года у Шолохова наконец-то появляется возможность закончить чет­вертую книгу «Тихого Дона». Седьмая часть романа была опубликована в «Новом мире» в конце 1937 — начале 1938 года, восьмая, заключительная, появилась во втором и третьем номере «Нового мира» за 1940 год. В следую­щем году роман впервые вышел целиком отдельным изданием. К этому времени автор уже был избран де­путатом Верховного Совета СССР (1937) и действи­тельным членом Академии наук СССР (1939).

Позиция, которую занял Шолохов в 30-е годы, свидетельствует о гражданском мужестве писателя. В 1937 году он встал на защиту содержавшихся на Лубянке руководителей Вешенского района, обра­тился к Сталину, добился встречи с арестованным секретарем райкома Петром Луговым. Усилия Шоло­хова не пропали даром: руководители района были освобождены и восстановлены в своих должностях. В 1938 году он вступился за арестованного И. Т. Клей­менова, зятя Левицкой, бывшего сотрудника совет­ского торгпредства в Берлине, специалиста по ракет­ной технике, одного из создателей легендарной «ка­тюши». Писатель лично встретился с Берия, однако к моменту их встречи Клейменов был уже расстре­лян. В 1955 году М. Шолохов направил в Комиссию партийного контроля при ЦК КПСС письмо, в кото­ром указывал на необходимость реабилитации Клей­менова. Стараниями Шолохова была освобождена из заключения жена Клейменова, дочь Левицкой, Мар­гарита Константиновна. Вступался Шолохов и за на­ходящихся в лагере сына писателя А. Платонова и сына Анны Ахматовой Льва Гумилева, способствовал выходу в свет сборника самой Ахматовой (он вышел в 1940 году после восемнадцатилетнего вынужденно­го молчания поэтессы) и предлагал выдвинуть его на учрежденную в ту пору Сталинскую премию. И все это несмотря на то, что и над ним самим постоянно сгущались тучи. Еще в 1931 году на квартире Горь­кого всесильный в то время Г. Ягода сказал писате­лю: «Миша, а все-таки вы контрик! Ваш «Тихий Дон» белым ближе, чем нам!» Судя по анонимным письмам, полученным секретарем райкома П. Луго­вым и самим Шолоховым, в 1938 году местные че­кисты пытались угрозами заставить арестованных ими людей дать показания против Шолохова. Руко­водители Ростовского НКВД поручили секретарю парторганизации Новочеркасского индустриального института Ивану Погорелову изобличить Шолохова как врага, готовящего восстание донских, кубанских и терских казаков против советской власти. Честный человек, в прошлом бесстрашный разведчик, Погорелов принял решение спасти Шолохова и сообщил ему и Луговому о данном ему задании. По совету Погорелова Шолохов отправился в Москву к Сталину. При­был туда тайно и сам Погорелов. В кабинете Сталина, в присутствии своих покровителей из Ростовского НКВД он разоблачил их, предъявив в качестве веще­ственного доказательства записку с адресом конспи­ративной квартиры, написанную рукой одного из ростовских чекистов. В такой нелегкой ситуации, ба­лансируя между свободой и угрозой физического уничтожения, пришлось Шолохову работать над по­следней книгой «Тихого Дона».

Страницы: 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Похожие статьи:

Творчество как дело жизни
«Я писатель, который пишет свои книги как завещание о душе своей грядущим поколениям, чтобы ему самому непонятное они бы поняли и усвоили себе на пользу» М. Пришвин При всей «реалистичности» воспитания, полученного в хрущёвской усадьбе, ...

Достоевский и мировая культура
Влияние Достоевского на русскую и мировую культуру так велико и имеет столь разнообразные формы, что его, в сущности, невозможно предсказать и предвидеть. Всякий раз оно появляется в новом для себя или для литературы обличье и именно там, ...

Стихотворный размер баллады
Вся баллада "Рыбак" написана двусложным размером - ямбом, причем нечетные строки образуют четырехстопный ямб, а четные - трехстопный: Das Wasser rauscht, das Wasser schwoll, Ein Fischer saß daran, Ритмические вариации в ...