Разделы


Печорин как герой своего времени.
Страница 2

Материалы » Печорин как герой своего времени » Печорин как герой своего времени.

По мнению В.Г. Белинского, лермонтовский роман – «это грустная дума о нашем времени». В произведении поднята проблема судьбы волевой и одаренной личности в эпоху безвременья. По справедливому утверждению Б. М. Эйхенбаума, «предмет художественного изучения Лермонтова… личность, наделенная чертами героики и вступающая в борьбу со своим веком».

Герой проходит через всю книгу и остается неузнанным. Человек без сердца – но слезы его горячи, красоты природы опьяняют его. Он совершает дурные проступки, но только потому, что от него ждут их. Он убивает оболганного им человека, а перед тем первый предлагает ему мировую. Выражая черты множественные, Печорин на самом деле исключителен. Дурные поступки способен совершать всякий. Сознавать себя палачом и предателем – дано не каждому. Роль топора, которую признает за собой Печорин среди людей, - совсем не эвфемизм, не завуалированная мировая скорбь. Невозможно сделать скидку, что это высказано в дневнике. Исповедуясь, Печорин ужасается своей «жалкой» роли быть непременным участником последнего акта комедии либо трагедии, но в этих словах нет и тени раскаяния. Все его сетования напоминают «жалкий» стиль Ивана Грозного, причитающего над очередной жертвой. Сопоставление не кажется преувеличенным. Цель Печорина – безраздельная власть над окружающими. Тем настойчивей он подчеркивает, что страдаем от скуки и «очень достоин сожаления». Печоринскую скуку пытался опоэтизировать и развить поэт лермонтовской школы А. Григорьев, а в результате получилась московская тоска с цыганскими гитарами. Печорин говорит прямо, что ему скучно – жизнь его «пустее день ото дня», говорить, будто в тон тирану, называющему себя «псом смердящим». Конечно, жертвы Печорина не столь кровавы, они прежде всего уничтожаются нравственно. Расшифровку идеи героя нашего времени надо искать в индивидуальном демонизме: «Собранье зол его стихия». Во главу угла печоринского мировоззрения Лермонтов поставил жажду власти, разрушающую личность. Разумеется, это только намечено Лермонтовым, и оттого его герой не имеет резких очертаний. В нем нет ничего хищного, напротив, много женственного. Тем не менее у Лермонтова были все основания назвать Печорина героем будущего. Не то страшно, что Печорин иногда «понимает вампира». Для Печорина уже отыскано поле деятельности: обывательская среда, собственно, и есть это поле – среда драгунских капитанов, княжон, романтических фразеров – самая благоприятная почва для взращивания всевозможных «садовников-палачей». Это будет именно то, что Лермонтов назвал полным развитием пороков. Жаждать власти, находить в ней высшее наслаждение – это совсем не то, что невольно разрушить быт «честных» контрабандистов. Вот какую эволюцию проделал образ Печорина от «Бэлы» и «Тамани» до «Княжны Мери». Когда Белинский восхищается искрами величия пороков Печорина, он тем самым как бы стремится очистить его образ от мелочных толкований. Ведь Печорин так живописно уподобляет себя матросу, рожденному и выросшему на палубе разбойничьего брига. В таком прочтении Печорин плох, потому что остальные еще хуже. Белинский смягчает печоринские черты, не замечая вопроса, заданного героем самому себе: «Неужели зло так привлекательно?» Привлекательность зла – так точно охарактеризовал Лермонтов болезнь своего века.

Образ Печорина написан ни одной черной краской. В конце концов, Печорин потерял свою худшую половину. Он – как человек из сказки, потерявший свою тень. Поэтому Лермонтов не превратил Печорина в вампира, а оставил его человеком, способным даже сочинить «Тамань». Вот этот человек, так похожий на Лермонтова, и заслонил тень Печорина. И уже невозможно разобрать, чьи шаги звучать на кремнистом пути. Лермонтов набросал портрет, состоящий не из пороков, а из противоречий. А главное, дал понять, что ту жажду, которой страдает этот человек, не утолить из колодца с минеральной водой. Губительный для всех, кроме самого себя, Печорин подобен пушкинскому анчару. Его трудно представить среди желтеющей нивы, в русском пейзаже. Он все больше где-то на востоке – Кавказ, Персия.

Страницы: 1 2 3

Похожие статьи:

Как все начиналось
Дефо родился в Лондоне. Его предки (по фамилии Фо; писатель прибавил к ней частичку «де») – протестанты, в XVI в. бежали из Фландрии, в годы религиозных войн, спасаясь от преследований католиков. Отец Дефо, ремесленник, владелец небольшо ...

«Военная песнь» С.Ф.Глинки, стихи А. Востокова и М.Милонова
В русскую литературу Отечественная война вошла сразу же, можно сказать, в самые первые ее дни. И первое слово о ней, как, вероятно, и всегда в такие времена, прозвучало в поэзии. Это было слово-воззвание, набатный зов к оружию, к священн ...

Семья. Учеба. Революционная деятельность
Родился в дворянской семье. Отец Маяковского служил лесничим на Кавказе; после его смерти (1906) семья жила в Москве. Маяковский учился в классической гимназии в Кутаиси (1901-1906), затем в 5-й московской гимназии (1906-1908), откуда был ...