Разделы


Поэзия Н.М. Карамзина

Материалы » Война 1812 года в русской поэзии » Поэзия Н.М. Карамзина

Заметным явлением поэзии той поры стала ода Н. Карамзина «Освобождение Европы и слава Александра I » (1814). Известно, что уже за десять лет до того, как оно было написано, Карамзин отошел от литературы, цели­ком посвятив себя созданию труда, который считал глав­ным делом своей жизни, — «Истории государства Россий­ского». Он поставил перед собой утопическую, но великую в своем гуманизме цель — воссоздать прошлое ради исце­ления пороков настоящего, на опыте принесенных жертв, испытанных заблуждений, помочь людям стать людьми, просветить их разум, объяснить, в чем состоит их долг, указать им путь ко благу и справедливости. Именно поэтому Пушкин говорил, что труд Карамзина «есть не только произведение великого писателя, но и подвиг честного че­ловека».

Ничто сделанное Карамзиным в XIX веке не может быть правильно понято вне «Истории государства Российского». Но ничто в его художественном творчестве последних деся­тилетий не переплетено в такой мере с его историческим трудом, как «Освобождение Европы». Это произведение историка в не меньшей, а может быть, и в большей степени, чем поэта. Дело не только в примечаниях, которыми автор подтверждал достоверность упоминаемых им фактов, не только в масштабности исторических аналогий. Дело в са­мой цели, которую ставил Карамзин перед своим поэтиче­ским творением.

Минувших зол воспоминанье

Уже есть благо для сердец, —

говорит он. И далее:

Забудем зло, но рассуждая.

Нас опыт к Мудрости ведет .

Мудрость просвещает умы царей и народов, убеждает их в необходимости беречь главное благо — мир. Прошли вре­мена торжества Аттил и Чингисханов. Наш век — век про­свещения. И не может восторжествовать тот, кто

Воссел на трон — людей карать

И землю претворять в могилу,

Слезами, кровью утучнять,

В закон одну поставить силу .

.Владетель

Отцом людей обязан быть,

Любить не власть, но добродетель .

Пусть судьба Наполеона послужит грозным предостереже­нием тем, кто пойдет «путем насилия, обмана», кто будет стремиться к «умножению областей», а не к «мирному счастию людей».

Оставаясь в общем-то в пределах традиционного изложения «истории Напо­леона» и традиционных его характеристик («злодей», «тиран», «лютый тигр, не человек» и т. п.), Карамзин, однако, последова­тельно проводит весьма знаменательную мысль о том, что фигуры, подобные Наполеону, тем более одиозны, что находятся в вопию­щем противоречии с духом времени, что

Сей лютый тигр, не человек,

Явился в просвещенный век.

Он явился в то время, когда

Уже гордились мы Наукой,

Ума плодом, добра порукой

И славились искусством жить;

Уже мы знали, что владетель

Отцом людей обязан быть,

Любить не власть, но добродетель;

И что победами славна

Лишь справедливая война.

Преступление Наполеона, таким образом, тем тяжелее, что оно на­правлено против абсолютных завоеваний человечества, на которые не имеет права покушаться никакое самовластье. В этом-то и за­ключалась самая суть мысли Карамзина — в предостережении всем царям, в том числе и Александру I, хотя как раз он и представлен здесь как орудие Провидения, просвещенный властитель, спо­собный оградить незыблемые права человека. Утверждая должное как уже достигнутое, поэт, по существу, обязывает царя блюсти эти права.

Пусть судьба Наполеона послужит грозным предостереже­нием тем, кто пойдет «путем насилия, обмана», кто будет стремиться к «умножению областей», а не к «мирному счастию людей».

Не для войны живет властитель:

Он мира, целости хранитель .

У диких кровь рекою льется:

Там воин — первый человек;

Но век ума — гражданский век.

В спокойных строфах Карамзина — поучения, предосте­режения, прозрения, звучащие актуально и в наши дни. Они сохранят это звучание, пока на земле будут появлять­ся «властители», которых не привел к мудрости опыт ни На­полеона, ни его неудачливых последователей.

Окончилась Отечественная война, а в истории темы 1812 года была написана лишь первая страница. «Осво­бождение Европы» предваряет ее дальнейшее развитие. Здесь еще налицо непосредственное изображение событий и уже осмысление их значения, их места в истории. Произ­ведение Карамзина еще в них, но уже над ними.

Похожие статьи:

Сестры Марфа и Мария как праведницы
Сестры Марфа и Мария не могут быть отнесены к разряду святых. Хотя в «Сказании о воздвижении Унжеского креста» их образы и их судьбы выдвигаются на первый план, героини не получают полной агиографической характеристики. В начале произведе ...

Синтаксические нормы. Причины изменения синтаксических норм
Синтаксические нормы связаны с правилами построения словосочетаний и предложений. Здесь сравнительно широко распространены варианты, отражающие борьбу между традицией и новыми явлениями, которые порождает живая устная речь. Как и при варь ...

Анализ стихотворения «Не матерью, но тульскою крестьянкой»
Нельзя не согласиться с мыслью Богомолова о том, что самое проникновенное стихотворение Владислав Ходасевич посвящает не своей трепетно любимой матери, « а тульской крестьянке Елене Кузиной, с молоком которой впитал мучительную любовь к т ...