Разделы


Традиции готического романа Рэдклиф в литературе XIX – XX веков
Страница 2

Материалы » Готические романы Анны Рэдклиф в контексте английской литературы и эстетики XIX века » Традиции готического романа Рэдклиф в литературе XIX – XX веков

Готическое Рэдклиф функционирует в пародическом смысле в творчестве Д.Остин и Д.Ш. Ле Фаню. В романе Д.Остин «Нортэнгерское аббатство» пародируются только отдельные, порядком надоевшие, ставшие штампами черты romance, но техника выполнения пародии заключена в рамки novel.

Композиция «Нортэнгерского аббатства» представляет собой комический анализ структуры «Тайн Удольфского замка» Рэдклиф: оба построены по схеме: сельская идиллия – приключения в свете – ужасы и тайны уединенного замка. Традиции Рэдклиф просматриваются у Остин в теме путешествия, в представлении прекрасного как достойного и доброго, в интересе к характеру и фиксации настроений и чувств героев, в томлении духа героинь и посещающей их меланхолии.

«Whereas in sense Radcliffe is a Romantic, Austen seems to blur the gap between Neoclassicism and Romanticism». («Необходимо принять во внимание, что мироощущение Рэдклиф романтичное, а у Остин кажется находящимся в промежутке между неоклассицизмом и романтизмом»).

«Комната в гостинице «Летучий дракон» Д.Ш. Ле Фаню соединяет в себе готическую и детективную традиции и является стилизацией под romance XVIII века (кроме трех последних глав). Внешние контуры готической повести Рэдклиф проступают в сюжетной линии одинокого путешественника, встретившего в дороге прекрасную и несчастную незнакомку, и цепи эпизодов с таинственными происшествиями. Читатель вместе с героем участвует в разгадке тайны. Герой, чье любопытство подогревается ускользающей от него графиней в вуали, лишь догадывается о ее красоте – персонаж готического романа Рэдклиф, пытающийся установить истину, разгадать тайну и восстановить справедливость. Три последние главы написаны в духе натурализма и объясняют все тайны совершенно естественными и даже слишком обыденными причинами: прекрасная незнакомка является частью банды отъявленных мерзавцев. Так Ле Фаню своеобразно обыграл коронный прием Рэдклиф: постоянно держа читателя в напряжении, в последних главах объяснять все чудеса естественными причинами. Подобное преломление принципов Рэдклиф согласовывается с определением Томашевского Б. пародии как обнажения чужого литературного приема при реализации комического осмысления.

Г.Грин, Г.Честертон, А.К.Дойль, У.Коллинз и Р.Л.Стивенсон активно использовали открытый писательницей принцип напряженности.

Так, готическое возрождается в сенсационном романе У.Коллинза («Базиль», «Без имени» «Лунный камень» и др.) в трансформационном виде, лишь навеянное готическим. Коллинз умело использовал вышедшую из моды форму готического романа, оставив лишь некоторые элементы жанра Рэдклиф: драматизм повествования, сочетание напряженной интриги с мелодраматизмом и чувствительностью, взывающей к нравственности, таинственность событий (загадочные исчезновения героев, необъяснимые завещания), воздействие на потребности читателя в ожидании чего-то важного и страшного, необычного и непредсказуемого.

Рэдклиф оказала воздействие даже на русского писателя М.Н.Загоскина. В его романе «Рославлев, или Русские в 1812 г» впервые появляются таинственно-ужасные новеллы, которыми герои во время осады Данцига развлекали друг друга. В них все таинственное поддается разумному объяснению: в этом Загоскин следует за Рэдклиф, чьи романы были популярны в России 1-й трети XIX века. Однако в «Вечере на Хопре» возможность однозначного рационального объяснения событий ставится под сомнение: «Загоскин оставляет за собой право держать читателя в неведении относительно собственной точки зрения на иррациональное в жизни».

По свидетельствам В.Э.Вацуро, романы Рэдклиф упоминаются в романе Л.Толстого «Война и мир», «Тарантасе» В.А.Соллогуба, в романе В.Ф.Вельяминова-Зернова «Князь В-ский и княжна Из-ва», в мемуарной повести Нейтрального (псевдоним С.П.Победоносцева), в мемуарах «арзамасца» Ф.Ф.Вигеля. Первыми, кто произнес в русской печати имя Анны Рэдклиф, были московские сентименталисты – последователи Карамзина (Ф.В.Сибирский, П.И.Шаликов). «Оно связывалось в их сознании с эстетикой «сладкого ужаса» и с именами Грея, Томсона, Оссиана».

Таким образом, не только зарубежные, но и русские писатели на рубеже XVIII и XIX веков демонстрировали острый интерес к творчеству английской романистки.

Из писателей ХХ века наиболее интересно воплощение традиций Рэдклиф в творчестве Айрис Мердок. Мердок не отрицает связи своих образов с миром образов «Тайн Удольфского замка» А.Рэдклиф. Ее «Единорог» и «Итальянская девушка» написаны в жанре romance. У Мердок, как и у Рэдклиф, часты таинственные предзнаменования, легенды, ритуальные обряды, средневековые аллегории, изобилие ночных сцен, поэтичный пейзаж, туман многозначности. Только все это фигурирует не совсем всерьез: арсенал предромантической фантастики писательница использует в условиях своего времени, добиваясь странного смешения невероятных событий и трезвого их объяснения (прием, тоже взятый у Рэдклиф). Но у Мердок присутствует сложный философский подтекст, о котором не могло быть и речи у писателей-предромантиков.

Страницы: 1 2 3

Похожие статьи:

Хлестаков и хлестаковщина в комедии Н.В. Гоголя «Ревизор»
В письме к Пушкину Гоголь обращается с просьбой, которую принято считать началом, исходной точкой «Ревизора»: «Сделайте милость, дайте какой‑нибудь сюжет смешной или не смешной, но русский чисто анекдот. Рука дрожит написать тем вре ...

Тема войны и ее предчувствия в творчестве Г. Уэллса
Для понимания взглядов Уэллса на будущую войну необходимо, прежде всего, рассмотреть особенности и место темы войны в художественном творчестве Уэллса. Стоит отметить, что она понималась им не узко (как, скажем, лишь вооруженный конфликт ...

Беседа Чичикова с Маниловым (по поэме Н.В. Гоголя)
Чичиков, познакомившись в городе с помещиками, получил от каждого из них приглашение посетить имение. Галерею владельцев «мертвых душ» открывает Манилов. Автор в самом начале главы дает характеристику этого персонажа. Внешность его первон ...