Разделы


Заключение
Страница 1

Материалы » Публицистика В.Г. Короленко » Заключение

«Совесть эпохи», «солнце России», «светлый духом» - так говорили о Владимире Галактионовиче Короленко современники. «Он ведь для меня был и остается самым законченным человеком из сотен, мною встреченных, и он для меня идеальный образ русского писателя . Мне горестно знать, что я мало встречался с ним, меньше, чем мог бы. У меня к нему было чувство непоколебимого доверия. Я был дружен со многими литераторами, но ни один из них не мог мне внушить того чувства уважения, которое внушил Владимир Галактионович с первой моей встречи с ним. Он был моим учителем недолго, но он был им, и это моя гордость по сей день», - писал о Короленко Максим Горький. [Горький 1955: 444]. «Я готов поклясться, что Короленко очень хороший человек. Идти не только рядом, но даже за этим парнем - весело», - писал Чехов. [Чехов 1975: 240]. Идеальный образ русского писателя и интеллигента видели в Короленко Л.Толстой и Р.Люксембург, А.Луначарский и И.Бунин, Н.Михайловский и В.Вересаев. «О лучшем произведении Короленко, едва ли возможны споры, - писал критик А.Горнфельд, многие годы работавший с Короленко, - лучшее его произведение не «Сон Макара», не «Мороз», не «Без языка»: лучшее его произведение – он сам, его жизнь, его существо. Лучшее - не потому, что моральное, привлекательное, поучительное, но потому, что самое художественное» [Горнфельд 1918: 13].Короленко являет собой удивительный тип русского человека, рожденный XIX столетием: ни одна сторона его многогранной натуры не могла взять верх, все они представляли собой, быть может, не всегда гармоничное, но единство. Это был подвижник: художник, публицист и общественный деятель. По-моему, самую справедливую оценку дал себе сам писатель: «Порой свожу итоги, оглядываюсь назад. <…> Вижу, что мог бы сделать много больше, если бы не разбрасывался между чистой беллетристикой, публицистикой и практическими предприятиями, вроде Мултанского дела или помощи голодающим. Но – ничуть об этом не жалею. Во-первых, иначе не мог. Какое-нибудь дело Бейлиса совершенно выбивало меня из колеи. Да и нужно было, чтобы литература в наше время не оставалась безучастной к жизни. Вообще я не раскаиваюсь ни в чем, как это теперь встречаешь среди многих людей нашего возраста: дескать, стремились к одному, а что вышло. Стремились к тому, к чему нельзя было не стремиться при наших условиях. А вышло то, к чему привел «исторический ход вещей». И, может быть, без наших «стремлений» было бы много хуже» [Короленко 1955: 160].В профессиональном опыте Короленко- публициста есть много моментов, поучительных для современного журналиста. Прежде всего, Короленко являет собой образец добросовестности, точности. Именно это давало ему возможность быть смелым в своих выступлениях в печати. Он умел выделять в массе повседневных фактов значительные проблемы и разрабатывать их по убеждению в необходимости, и неотложности их освещения. Короленко отличала большая требовательность к себе. Так, несмотря на успех своих первых публикаций, он признавался « Я чувствовал, что мне нужна школа».Будучи признанным мастером слова, в 1913г., отвечая на задушевные строки поздравительной телеграммы Тимирязева, своего учителя по сельскохозяйственной академии, Короленко писал: «… и теперь, как встарь, ваш привет говорит мне, что и в мои годы все надо учиться и становиться лучше» [Короленко 1955: 495].Ему приходилось писать о тяжелых драмах жизни, о несправедливости и угнетении, часто надо было выступать с критикой конкретных виновников зла. « Когда у меня перо в руках,- говорил Короленко,- я не знаю жалости» [Балабанович 1947: 49.]. Многим удивляла бестрепетная смелость его обличений. Сам публицист объяснял это следующим образом: «Я пишу в газете уже лет десять… Я не помню случая, когда мне приходилось жалеть о напечатанном. Прежде чем отослать в редакцию, я всегда стараюсь представить себе, что человек, о котором я пишу, - стоит передо мною, и я говорю ему в глаза то самое, что собираюсь напечатать. Если воображение подсказывает мне, что я охотно повторил бы все, даже может быть резче, - я отсылаю рукопись. Если же, наоборот, чувствую, что в глаза кое-что хочется смягчить или выбросить, - я это делаю немедленно, потому что не следует в печати быть менее справедливым, осторожным и деликатным, чем в личных отношениях» [Короленко 1955: 228].Так писал он М.Горькому, так говорил он, выступая перед нижегородскими журналистами.Короленко был противником пустописания, решительно отрицал «перезвон красивой стилистики» [Там же: 59], где бы он ни писал: в столичном или провинциальном издании. В высшей степени, обладая чувством меры, он не уставал повторять: «Во всем нужна мера». Обвинять всех - «кидать слова на ветер» [Там же: 229].

Творчество Короленко проникнуто «поисками настоящего народа», он старается показать, что в русском человеке, несмотря на все бедствия, есть искра Божия, что не всё в его жизни безнадёжно и потеряно.

Страницы: 1 2

Похожие статьи:

«Обывательское» счастье
Показательна творческая история «Шуточки». Рассказ в первой редакции кончался словами героя-рассказчика: «Но тут позвольте мне жениться». Этот «счастливый конец» соответствовал и всему толу юмористического рассказа и образу героя, типично ...

У истоков творчества. Литературная ситуация конца 90-х - начала 900-х гг.
"… В судьбе и книгах Бунина преломились острейшие противоречия и конфликты предреволюционной и революционной России конца XIX-начала XX вв. И преломились резко индивидуально, неповторимо",1 – пишет Л. Крутикова. Конец XIX и нач ...

Е.А. Баратынский. «Разуверение»
Баратынский не принадлежит к тем поэтам, творческая эволюция которых видна с первого взгляда — от неумело-беспомощных стихов к зрелым произведениям. В его поэтическом наследии мы не найдем в принятом понимании ученического периода, пробы ...