Разделы


Символизм и поэты серебряного века
Страница 1

Материалы » Символизм в творчестве А.А. Блока » Символизм и поэты серебряного века

Серебряный век русской литературы — это эпоха, которая простирается между временем царствования Александра III и семнадцатым годом, то есть примерно 25 лет. Отрезок времени, равный зрелости поэта.

Мы связываем с серебряным веком имена таких замечательных поэтов, как Блок, Анненский, Георгий Иванов, Бальмонт, Маяковский, Есенин, Мандельштам, Ахматова, Гумилев, Волошин, Пастернак, Северянин, Брюсов, Цветаева, Белый и др.

Сами участники этого российского ренессанса сознавали, что живут в пору духовного возрождения. В статьях того периода часто встречались выражения — "новый трепет", "новая литература", "новое искусство" и даже — "новый человек".

В. Брюсов писал: "Бальмонт, прежде всего — "новый человек", к "новой поэзии он пришел не через сознательный выбор . Он поставил себе задачу быть выразителем определенной эстетики". Именно в этом ключе понимал свою эпоху начинающий Георгий Иванов. Для Анненского главным феноменом этого времени была литература, а ядром в ней — новая поэзия.

Вообще-то термин "новая поэзия" весьма спорный. Но в целом все же поэты серебряного века своей эстетикой отличались кое в чем от своих предшественников. Прежде всего, формой, духовной и лексической свободой.

Авторитетные литературоведы утверждают, что все кончилось после 1917 года, с началом гражданской войны. Никакого серебряного века после этого уже не было. В двадцатые годы еще продолжалась инерция прежней раскрепощенности поэзии. Действовали некоторые литературные объединения, например Дом искусств, Дом литераторов, "Всемирная литература" в Петрограде, но и эти отголоски серебряного века заглушил выстрел, оборвавший жизнь Гумилева.

Серебряный век эмигрировал — в Берлин, в Константинополь, в Прагу, Софию, Белград, Рим, Харбин, Париж. Но в русской диаспоре, несмотря на полную творческую свободу и обилие талантов, серебряный век не мог возродиться. Видимо, в человеческой культуре есть закон, по которому ренессанс невозможен вне национальной почвы. А художники России лишились такой почвы. К своей чести, эмиграция взяла на себя заботу о сохранении духовных ценностей еще недавно возрождавшейся России. Во многом эту миссию выполнил мемуарный жанр. В литературе зарубежья — это целые тома воспоминаний, подписанные громкими именами русских писателей.

Стихотворение Георгия Иванова "Портрет без сходства" очень точно характеризует пути и судьбы поэтов серебряного века:

Летний вечер прозрачный и грузный.

Встала радуга коркой арбузной,

Вьется птица — крылатый булыжник .

Так в небо глядел передвижник,

Оптимист я искусства подвижник.

Он был прав. Мы с тобою не правы.

Берегись декадентской отравы:

"Райских звезд", искаженного света.

Упоенья сомнительной славы,

Неизбежной расплаты за это.

Поэты-символисты несколько раздражали ученых своим "декадансом", но в общем они вписывались в атмосферу тех вечеров. В основном символисты посещали "Общество памяти Соловьева". Интересно, что от всех иных религиозных обществ "соловьевское" отличалось тем, что было как бы внецерковным. Поэты читали стихи, спорили об эстетике символизма, и религиозные образы часто обсуждались как поэтические метафоры. О символистах на этих собраниях в своих мемуарах точно сказал Н. Арсеньев: " .главное, порой вливалась сюда и пряная струя "символического" организма, буйно-оргиастического, чувственно-возбужденного (иногда даже сексуально-языческого) подхода к религии и религиозному опыту. Христианство втягивалось в море буйно-оргиастических, чувственно-гностических переживаний". Далее он вспоминает: "Характерны для этой атмосферы были выкрики одного из участников о "святой плоти" или стихотворения С. Соловьева (племянника философа) о чаше Диониса, которая литературно и безответственно смешивалась с чашей Евхаристии, как Дионис также литературно и безответственно сближался с Христом".

Как видим, символисты забывали слова апостола Павла: "Не можете пить чашу Господню и чашу бесовскую".

В тогдашней религиозной философии сильно сказывался дух буйного хлыстовства. Более всего этим духом веяло от произведения Андрея Белого "Серебряный голубь" и некоторых его стихов. На одном из собраний, как пишет в своих мемуарах Н. Арсеньев, Андрей Белый стал декламировать стихи: "Смысл — бессмыслицы! Бессмыслица — смысла!" Разумеется, у христианских философов начиналась от этих заявлений головная боль. Далее Арсеньев сетует: "Я чувствовал резкое отталкивание от духа оргиазма и от "символистически" - кликушеских выкриков, от запаха разложения, пряного и развратного, которым несло из значительной части тогдашней литературы (например "Алтарь победы" или "Огненного ангела" Брюсова .").

Страницы: 1 2

Похожие статьи:

Феномен цвета. Особенности его восприятия человеком и отражение в речи. Подходы к изучению слов цветообозначения
Мир, окружающий нас, разнообразен. Человек способен распознавать различные формы, звуки, запахи, вкусы. Способность различать цвета составляет существенную часть возможностей зрительного восприятия человека. «Благодаря тому, что мы видим ...

Географические символы в пьесах Чехова
Символика в произведениях может быть связана не только с образами природы или деталями. Символичным может стать название города или населенного пункта. Такие образы являются географическими символами. 4.1 Символ Москвы как центральный об ...

Характеристика хронотопа романа Пелевина «Чапаев и Пустота»
«Виктор Пелевин – самый известный и самый загадочный писатель своего поколения. Реальность в его произведениях тесно переплетена с фантасмагорией, времена смешаны, стиль динамичен» - отрывок из аннотации к роману [5,2]. Действительно, в ...