Разделы


Символизм и поэты серебряного века
Страница 1

Материалы » Символизм в творчестве А.А. Блока » Символизм и поэты серебряного века

Серебряный век русской литературы — это эпоха, которая простирается между временем царствования Александра III и семнадцатым годом, то есть примерно 25 лет. Отрезок времени, равный зрелости поэта.

Мы связываем с серебряным веком имена таких замечательных поэтов, как Блок, Анненский, Георгий Иванов, Бальмонт, Маяковский, Есенин, Мандельштам, Ахматова, Гумилев, Волошин, Пастернак, Северянин, Брюсов, Цветаева, Белый и др.

Сами участники этого российского ренессанса сознавали, что живут в пору духовного возрождения. В статьях того периода часто встречались выражения — "новый трепет", "новая литература", "новое искусство" и даже — "новый человек".

В. Брюсов писал: "Бальмонт, прежде всего — "новый человек", к "новой поэзии он пришел не через сознательный выбор . Он поставил себе задачу быть выразителем определенной эстетики". Именно в этом ключе понимал свою эпоху начинающий Георгий Иванов. Для Анненского главным феноменом этого времени была литература, а ядром в ней — новая поэзия.

Вообще-то термин "новая поэзия" весьма спорный. Но в целом все же поэты серебряного века своей эстетикой отличались кое в чем от своих предшественников. Прежде всего, формой, духовной и лексической свободой.

Авторитетные литературоведы утверждают, что все кончилось после 1917 года, с началом гражданской войны. Никакого серебряного века после этого уже не было. В двадцатые годы еще продолжалась инерция прежней раскрепощенности поэзии. Действовали некоторые литературные объединения, например Дом искусств, Дом литераторов, "Всемирная литература" в Петрограде, но и эти отголоски серебряного века заглушил выстрел, оборвавший жизнь Гумилева.

Серебряный век эмигрировал — в Берлин, в Константинополь, в Прагу, Софию, Белград, Рим, Харбин, Париж. Но в русской диаспоре, несмотря на полную творческую свободу и обилие талантов, серебряный век не мог возродиться. Видимо, в человеческой культуре есть закон, по которому ренессанс невозможен вне национальной почвы. А художники России лишились такой почвы. К своей чести, эмиграция взяла на себя заботу о сохранении духовных ценностей еще недавно возрождавшейся России. Во многом эту миссию выполнил мемуарный жанр. В литературе зарубежья — это целые тома воспоминаний, подписанные громкими именами русских писателей.

Стихотворение Георгия Иванова "Портрет без сходства" очень точно характеризует пути и судьбы поэтов серебряного века:

Летний вечер прозрачный и грузный.

Встала радуга коркой арбузной,

Вьется птица — крылатый булыжник .

Так в небо глядел передвижник,

Оптимист я искусства подвижник.

Он был прав. Мы с тобою не правы.

Берегись декадентской отравы:

"Райских звезд", искаженного света.

Упоенья сомнительной славы,

Неизбежной расплаты за это.

Поэты-символисты несколько раздражали ученых своим "декадансом", но в общем они вписывались в атмосферу тех вечеров. В основном символисты посещали "Общество памяти Соловьева". Интересно, что от всех иных религиозных обществ "соловьевское" отличалось тем, что было как бы внецерковным. Поэты читали стихи, спорили об эстетике символизма, и религиозные образы часто обсуждались как поэтические метафоры. О символистах на этих собраниях в своих мемуарах точно сказал Н. Арсеньев: " .главное, порой вливалась сюда и пряная струя "символического" организма, буйно-оргиастического, чувственно-возбужденного (иногда даже сексуально-языческого) подхода к религии и религиозному опыту. Христианство втягивалось в море буйно-оргиастических, чувственно-гностических переживаний". Далее он вспоминает: "Характерны для этой атмосферы были выкрики одного из участников о "святой плоти" или стихотворения С. Соловьева (племянника философа) о чаше Диониса, которая литературно и безответственно смешивалась с чашей Евхаристии, как Дионис также литературно и безответственно сближался с Христом".

Как видим, символисты забывали слова апостола Павла: "Не можете пить чашу Господню и чашу бесовскую".

В тогдашней религиозной философии сильно сказывался дух буйного хлыстовства. Более всего этим духом веяло от произведения Андрея Белого "Серебряный голубь" и некоторых его стихов. На одном из собраний, как пишет в своих мемуарах Н. Арсеньев, Андрей Белый стал декламировать стихи: "Смысл — бессмыслицы! Бессмыслица — смысла!" Разумеется, у христианских философов начиналась от этих заявлений головная боль. Далее Арсеньев сетует: "Я чувствовал резкое отталкивание от духа оргиазма и от "символистически" - кликушеских выкриков, от запаха разложения, пряного и развратного, которым несло из значительной части тогдашней литературы (например "Алтарь победы" или "Огненного ангела" Брюсова .").

Страницы: 1 2

Похожие статьи:

Теоретические основы сатиры как жанра. Черты сходства и отличия юмора и сатиры в художественной литературе
Смех вызывается тем, что мы неожиданно обнаруживаем мнимость соответствия формы и содержания в данном явлении, что разоблачает его внутреннюю неполноценность. Белинский видел его основу в несообразности явления с тем, что оно долж­но пред ...

Жанр лирической миниатюры в творчестве Бунина начала 900-х гг.. Жанровые особенности лирической миниатюры Бунина
Главное направление, по которому развивалось бунинское творчество в лирических миниатюрах, заключалось в сочетании лиризма стиля и психологического саморазвития характера, анализа и синтеза, Бунин был завершителем целого периода русской ...

Пути творческого поиска поэта
Искусство символизма много дало Пастерна­ку, в первую очередь Блок и Андрей Белый (Белый, по-видимому, больше как прозаик). В каком-то отношении Пастернак вообще, на протяжении всего своего пути, был ближе к сим­волизму, чем другие наши п ...